Олег БЛОХИН: «Золотого мяча» ждал больше года»

Сорок лет исполнилось с того момента, как нападающий киевского “Динамо” и сборной СССР Олег Блохин был признан лучшим футболистом Европы. Первый из трех представителей Украины, проторивший дорожку Игорю Беланову и Андрею Шевченко, стал обладателем “Золотого мяча” по итогам опроса, ежегодного проводимого авторитетным европейским изданием France Football.

 

О событиях, связанных с этим почетным трофеем, корреспондент “СЭ” узнал много интересного из интервью с бывшим форвардом, которому позвонил накануне.

 

“Хотелось бы поздравить с 40-летием исторического для вас события”, — первым делом сказал я, услышав бодрый голос Блохина на “том” конце мобильной связи. — “Какого? — словно по инерции решил было уточнить мой собеседник, но тут же сообразил, о чем речь. — Имеете ввиду “Золотой мяч“? Действительно, об итогах референдума France Football мне стало известно за неделю до Нового года”. “Конечно же, я помню о юбилее”, — с радостными нотками в голосе добавил Блохин.

 

ПРЕДНОВОГОДНИЙ ЗВОНОК ИЗ МОСКВЫ

 

— Чем больше всего запомнились вам события 1975-го, сделавшие вас обладателем “Золотого мяча“?

 

— Ну, это простой вопрос. В том году мы с “Динамо” выиграли почти все, что могли — и чемпионат страны, и Кубок кубков, и Суперкубок. Больше всего запомнились важные и решающие матчи. В частности, игра с “Ференцварошем” в финале Кубка кубков в Базеле, а также оба поединка Суперкубка с “Баварией“. Все они были победными, принеся нашей команде выигрыши почетных европейских трофеев.

 

— Помните, при каких обстоятельствах узнали о радостной для вас вести?

 

— Кажется, в это время я как раз сидел дома — у меня тогда вроде бы что-то с ногой было. Мне позвонили из Москвы из редакции “Советского спорта” и сообщили о выигрыше “Золотого мяча“.

 

— Хорошо, что вы сидели…

 

— Вот-вот (Смеется). Поначалу я подумал, что это предновогодняя шутка. Но оперативно удостовериться по поводу полученной информации, позвонив кому-то из динамовцев, я не мог — мобильных-то в те годы еще не существовало. Тем более, перед Новым годом все находились в отпуске. Но когда в квартире стали раздаваться звонки от разных людей — коллег, друзей и журналистов, то сразу понял: это не розыгрыш. В основном звонили ваши коллеги — в ту пору центральным спортивным изданием в СССР был “Советский спорт”, а в Украине — “Спортивна газета”.

 

— С кем поделились этой новостью в первую очередь?

 

— Мои родители находились рядом — они первыми и узнали.

 

— Как они отреагировали? Тоже подумали, что это розыгрыш?

 

— Не-е-ет. Поздравили, сказали “Молодец!”.

 

— От переизбытка положительных эмоций долго не могли заснуть?

 

— Если честно, то не помню. Прошло ведь сорок лет… Скажу лишь, что в молодом возрасте при подобных событиях обычно проявляется эйфория, а потом это постепенно сглаживается.

 

ОТ ВЕЛИКОГО ДО СМЕШНОГО — ОДИН ШАГ

 

— Выиграть звание лучшего футболиста Европы дорогого стоит. Вам иногда не казалось, что все происходящее с вами — это волшебный сон?

 

— Трудный вопрос вы задали. Тогда все было гораздо проще, так как время было другое. Если сейчас по поводу выигрыша столь ценного приза наверняка был бы устроен помпезный праздник, то в ту пору все было просто и скромно. Как и сам “Золотой мяч“, который отличается размерами от нынешнего. Сон сном, а вот в 1976-м мне было не до каких-либо иллюзий. Успехи предыдущего сезона обернулись тем, что год спустя на меня вылили ушат грязи. И за проигранную Олимпиаду, и за неудачу в чемпионате. Как говорится, от великого до смешного — один шаг. После триумфов 1975-го всего через год мне было совсем не до смеха.

 

— Надо полагать, что вы, как обладатель “Золотого мяча” в угоду чьим-то чиновничьим амбициям, обязаны были чуть ли не в одиночку тянуть “Динамо” и сборную СССР к очередным вершинам?

 

— Да-да, именно так. Тут ведь как: раз ты получил “Золотой мяч” и являешься лучшим футболистом Европы — так давай!

 

— Однако вернемся к событиям 1975-го. Как отреагировали на завоеванный вами приз одноклубники и лично Валерий Лобановский?

 

— Поздравили и похвалили: молодец, поддержал реноме команды. Мы ведь в ту пору играли за честь клуба, были единым коллективом. В моем успехе была заслуга всей команды, ее старшего тренера. “Золотой мяч” — это престиж клуба “Динамо” (Киев). А уж тем более, чтобы через столько лет игроку из Советского Союза дали “Золотой мяч” — где это было видано?!

 

— “Выставлялись” перед командой по поводу завоевания столь значимого трофея?

 

— Уже не помню. Думаю, что да. (Смеется). Хотя особо-то и “выставляться” было негде — на весь Киев в ту пору было всего несколько солидных ресторанов — “Лыбидь”, “Москва”, “Днепр” и “Кукушка”, что на Парковой аллее…

 

ЭЙФОРИЯ ДЛЯ МЛАДШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА

 

— Косые взгляды завистников на себе ловили?

 

— Наверняка кто-то был доволен моим успехом, а кто-то нет. Если и были завистники, то вы же понимаете, что никто в лицо ничего не скажет. К тому же, когда тебе 23 года, все воспринимается по-другому: эйфория, хочется играть и играть. Это уже с приобретенным жизненным опытом начинаешь понимать: этот человек радуется, а этот — нет.

 

— В ту пору главным болельщиком киевского “Динамо” считался Владимир Щербицкий. На аудиенцию к главе Украины лауреат France Football был приглашен?

 

— Нет. По-моему, вскоре после Нового года мы уехали на сборы — возможно, по это причине. Но то, что Щербицкий любил футбол и всячески развивал спорт в Украине, это я знаю точно. По давности лет сейчас и не вспомню, но он наверняка передавал поздравления в мой адрес.

 

— Сколько прошло времени от известия о завоевания “Золотого мяча” до его получения?

 

— Больше года. Приз мне был вручен в марте 1977-го на Республиканском стадионе в Киеве, перед началом матча с той же “Баварией“. Ту игру, кстати, мы тоже выиграли — 2:0.

 

— Каждый динамовец той поры числился в органах МВД и имел звание. Повышение за “Золотой мяч” получили?

 

— Нет. На тот момент, если не ошибаюсь, я имел звание младшего лейтенанта. А начинал с рядового стрелка. За время же, проведенное в качестве динамовца, постепенно получал повышения: после младшего лейтенанта — лейтенант, затем — капитан. Кстати, по штатному расписанию выше капитанского звания футболисты “Динамо” или ЦСКА быть не могли, максимумом же для представителей тренерского состава было звание “подполковник”. Таких у нас было двое — Анатолий Пузач был майором, а Валерию Лобановскому присвоили подполковника. Уже спустя годы, когда я заканчивал карьеру игрока, мне и еще нескольким советским хоккеистам за особые заслуги дали звание “майор”. Хотя, по правде говоря, тот или другой чин для меня не имел абсолютно никакого значения.

 

ПРИЗНАНИЕ ДЛЯ ГОЛКИПЕРА

 

— Где хранили полученный вами приз?

 

— Дома. В квартире на Уманской, где жили родители.

 

— Договор с “Госстрахом” по поводу столь ценного приза сразу же заключили?

 

— Да вы что — какой там “Госстрах”, какая страховка! (Хохочет).

 

— Вы стали вторым по счету обладателем “Золотого мяча” в истории советского футбола после Льва Яшина. С легендарным голкипером как познакомились?

 

— К сожалению, в качестве футболистов мы с ним не пересекались — он закончил карьеру в 1971-м году, а я тогда был пацаном. В то время преемником Яшина в московском “Динамо” стал Володя Пильгуй — именно он защищал ворота этой команды на протяжении многих последующих сезонов. С Львом Ивановичем могли пересекаться на тренировочных сборах, куда он приезжал. А в 1989-м я пригласил Яшина на свой прощальный матч. Накануне он присутствовал на концерте, а на следующий день — на игре. Уже тогда он был болен…

 

— Вы как-то сказали, что какой бы впечатляющей ни была игра футболиста с игровым амплуа “вратарь”, обладателем “Золотого мяча” все равно выберут нападающего. Считаете, что за многие десятилетия выработался некий стереотип?

 

— Так и есть. Судите сами: блиставший в 2014 году в играх за “Баварию” и сборную Германии вратарь Нойер на чемпионате мира в Бразилии сыграл так, что уже тогда заслуживал быть лучшим футболистом Европы. Но это звание не получил — “Золотой мяч” достался игроку атаки Криштиану Роналду.

 

— Объяснить это можно только тем, что болельщикам больше по душе техничная и результативная игра нападающих.

 

— Ну, тогда мы придем к тому, что в один год “Золотой мяч” получит Месси, а на следующий — Роналду. А потом наоборот. Я понимаю, что они много забивают и показывают классную игру. Таких бомбардиров болельщики всегда любят, и это давно известно. Но ведь есть вратари, защитники и полузащитники, которые наверняка также заслуживают признания. Ведь были же лучшими футболистами представители других амплуа — тот же Яшин, Беккенбауэр, Платини, многие другие. Теперь все обстоит по-другому, оттого каждый год узнавать лауреата становится неинтересно.

 

ФУТБОЛ, ВОДКА И ЧЕРНАЯ ИКРА

 

— Как считаете, кто выиграет “Золотой мяч” в 2015 году?

 

— Даже не задумывался об этом.

 

— С кем из иностранных футболистов, стававшими лауреатами “Франс футбола” и ФИФА, вы лично знакомы?

 

— Таких много. С Беккенбауэром встречался, с Румменигге. С тем же Платини. Время от времени мы пересекаемся на разных футбольных форумах или других мероприятиях, связанных с футболом. У нас нормальные отношения.

 

— На каком языке с ними общаетесь?

 

— Да мы всегда найдем язык! Когда такие встречи происходят, то проблем с этим не возникает. Немецкий я, правда, начал немного подзабывать — так на английском можно!

 

— Вам неоднократно приходилось участвовать в выставочных матчах в составе звезд мирового футбола. Какие из них оставили наиболее яркое впечатление?

 

— Все были по-своему памятны, особенно первые. После завоевания “Золотого мяча” меня часто на такие матчи приглашали. Поначалу из-за своей молодости чувствовал себя немного не в своей тарелке, стеснялся. Вроде как неудобно было. К тому же, футболистов из СССР считали вторым сортом. Но потом пообвыкся.

 

— Один из бывших футболистов, выступавший в подобных матчах, как-то рассказывал мне, что в раздевалке кто-то из известных западных звезд то ли в шутку, то ли всерьез его громко спросил: “Дружище, ты водку с собой привез?”. А с вами какие-нибудь забавные истории, связанные со спиртным, приключались?

 

— Нет, подобного точно не было. По таможенным правилам разрешалось провозить только одну бутылку водки. Какой смысл ее брать — одну на всех, что ли? (Смеется). А вот пару 56-грамовых баночек черной икры иногда привозил — угостить кого-то или подарить. Хотя ее тоже нельзя было много провозить.

 

— После этого к вам с постоянными заказами иностранные звезды не обращались?

 

— (Улыбается). Нет, такого не было. А вот когда я устраивал прощальный матч, они приезжали в Киев и наедались этой икры вдоволь.

 

— Ее ели ложками?

 

— Да! (смеется).

 

КОГДА ВЕЛИЧИНА — НЕ ГЛАВНОЕ

 

— Обращались ли к вам коллекционеры, готовые выложить кругленькую сумму за ваш ценный приз?

 

— Нет. Такого не слышал.

 

— Ваш бывший партнер по киевскому “Динамо” и сборной СССР Игорь Беланов, ставший лучшим футболистом Европы 1986 года, сделал копию “Золотого мяча“, которая хранится в музее “Черноморца“. У вашего приза копия есть?

 

— Нет.

 

— Не намерены ли сделать? С тем, чтобы она хранилась в каком-нибудь музее?

 

— Пока об этом и не думал, ведь никто не просил. Беланов — одессит, по этой части он более раскрученный (улыбается).

 

— Не обидно, что ваш “Золотой мяч” по размерам значительно меньше, чем у других звезд футбола, получавших его с 1983-го года по нынешнее время?

 

— Да какая разница! Ведь все определяется не величиной самого приза — он может быть хоть с целый дом, а совсем другими мерками — футбольной историей. В ее летописи навечно записаны год и имя его обладателя.

 

— “Золотой мяч” считаете главной наградой в вашей карьере?

 

— Думаю, да. Он для меня самый ценный индивидуальный приз.

Источник: «СЭ в Украине»

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: