Младен БАРТУЛОВИЧ: «В контракте с «Карпатами» был пункт – выучить украинский язык»

Одному из самых сильных в украинском чемпионате легионеров есть что рассказать. Став в 18-летнем возрасте чемпионом Хорватии, в свои 20 Бартулович уже считался игроком основы “ДнепраОлега Протасова. Когда оттуда выпал, оказался заложником длительного контракта с днепрянами. Впрочем, несмотря на статус арендованного, Младен оставил о себе хорошие воспоминания и в Кривом Роге, и во Львове, несмотря на то, что выступал за “Карпаты” лишь в течение года. С текущего сезона 29-летний хорват стал одним из лидеров “Ворсклы“.

 

В интервью UA-Футболу Бартулович вспомнил о достойном отдельной киноленты “Кривбассе” первой половины 2013 года, рассказал об отношениях с Маркевичем, национальных особенностях контракта с “Карпатами“, а также как повлияло обоюдное удаление на его отношения с Сергеем Симининым. Собственно, из разговора о делах текущих мы разговор и начали. Однако первый вопрос, поскольку беседа состоялась сразу после возвращения семьи Бартуловичей из Объединенных арабских эмиратов, напрашивался сам собой.

 

– Младен, послеотпускной депрессии на фоне контраста между арабским солнцем и украинскими холодами не чувствуете?

 

– Нет, хорошо отдохнули, набрались сил и уже немного соскучились по дому. Можно сказать, что в родную страну вернулись в прекрасном настроении.

 

– Украина для вас уже стала родной?

 

– Конечно, ведь живу здесь уже очень долго. Для меня Украина стала после Хорватии второй Родиной. Здесь я женился, здесь у меня родилась дочь, имею много друзей.

 

– В Хорватии часто бываете?

 

– Во время этого отпуска еще не был. Зато недавно родители с братом гостили у нас, в Днепропетровске.

 

– Где планируете отметить Новый год?

 

– Наверное, дома, потому что дочка еще маленькая, к частым перелетам она не привыкла. На католическое Рождество летали в Прагу вдвоем с женой, а на Новый год и Рождество православное останемся дома. Надеюсь, выпадет немного снега, чтобы сполна ощутить атмосферу этих праздников.

 

– Какие эмоции остались у вас по итогам стартового отрезка в составе “Ворсклы“? С одной стороны, команда победила “Днепр“, сыграла вничью с “Шахтером“, с другой – потерпела очковые потери в матчах с “Говерлой” и запорожским “Металлургом”, быстро выбыла из Лиги Европы

 

– Мы должны были выступить лучше. Не досчитались немало очков в тех матчах, где побеждать обязаны. До сих пор не пойму, как мы, ведя в счете и владея огромным преимуществом, сыграли вничью в Ужгороде. Ничего не поделаешь, попробуем компенсировать эти потери весной. “Днепр” и “Волынь“, с которыми боремся за еврокубковые места, рядом.

 

– В чем, на ваш взгляд, причина такой нестабильности? Словно и состав у команды опытный, костяк команды сформирован давно, тренер тоже не новый…

 

– Ответить на этот вопрос однозначно сложно, потому что у каждого поражения или ничьей были разные причины. Считаю, что нам тяжело играть против команд, которые закрываются, действуют от обороны. Собственно, чаще всего мы теряли очки именно при таких обстоятельствах. Соперники не давали нам разбежаться. Комфортнее чувствовали себя в поединках с “Днепром” или “Шахтером“, когда получали пространство и могли проводить быстрые контратаки.

 

– Может, выбил команду из равновесия матч квалификации Лиги Европы против словацкой “Жилины”?

 

– Шок после того поединка был огромным. Победа была фактически в кармане, но пропустили на последней секунде и вылетели. Впрочем, понимали, что жизнь продолжается. Пришлось готовиться к матчу с “Шахтером“, который состоялся всего через три дня. Хорошо, что сыграли тогда вничью. Это помогло нам избежать затяжной депрессии. Хотя осадок после матчей с “Жилиной” остался немалый. Мы могли и должны были проходить этого соперника.

 

– Решающим в том противостоянии все же оказался не пропущенный в Полтаве мяч, а результат 0:2 в Жилине. Выглядит, что словаков вы просто недооценили…

 

– Для нас это был первый в этом турнире матч, тогда как “Жилина” успела пройти двух соперников. Мы только входили в Лигу Европы, словаки были лучше адаптированы. Возможно, повлияло стартовое волнение. Мы проиграли 0:2, но ведь должны были забивать и с игры, и не реализовали пенальти. Дома мы продемонстрировали, что сильнее, забили три гола. А то, что случилось на заключительных секундах – просто несчастье.

 

– Под сильную обструкцию по итогам тех поединков попал Александр Ковпак, который в Жилине не реализовал пенальти, а дома вместо придержать незадолго до пропущенного гола мяч, решил пробить с середины поля.

 

– Персональных обвинений внутри команды не было. Проиграл не футболист Ковпак, а весь наш коллектив. Винить в поражении одного человека было бы вершиной несправедливости. А представьте, если бы Ковпак в том моменте забил? Был бы героем. Это футбол, решения надо принимать за доли секунды и не всегда они оказываются правильными.

 

– Вам лично Василий Сачко в начале сезона места в составе не находил…

 

– Главная причина заключается в том, что я полгода не играл на уровне Премьер-лиги. За дубль “Днепра” выходил регулярно, но это немного другой уровень. Чтобы вернуть себе форму, игровой тонус, понадобилось время. Впрочем, понимал, что в “Ворскле” мне поначалу будет сложно, еще тогда, когда подписывал контракт. Оставалось только работать. Прибавлял с каждым месяцем и в конце года определенную пользу команде принес. В любом случае, ни на кого я не обижался, понимал, что должен вернуть оптимальные кондиции.

 

– Тренер относился к вашим трудностям с пониманием?

 

– Да. Мы с Сачко легко нашли общий язык. Хотя бы потому, что в один период выступали вместе за “Кривбасс” в статусе игроков. Василий – футбольный человек, он много общается с футболистами индивидуально. Каждый игрок четко понимает, что от него требуется. Думаю, у Сачко все получается. Главное для него – чтобы на поле был порядок. Прежде всего от футболистов требуется действовать дисциплинированно.

 

– В “Ворскле” вы играли на немного непривычной позиции центрального полузащитника. Насколько легко адаптировались к новым требованиям?

 

– Обычно мы с Артемом Громовым и Санжаром Турсуновым меняемся позициями. Даже если с первых минут номинально играю в центре, в целом больше времени все же провожу на фланге. Непосредственно в центре тренер пробовал меня только в нескольких матчах. Когда приносишь команде в линии атаки пользу, то привязка к позиции особого значения не имеет.

 

– Вашим партнером по команде является Сергей Симинин, футболист, с которым у вас осенью 2012-го возник инцидент, который привел к обоюдному удалению. Тогда вы пошли в жесткий стык, Сергей ответил…

 

– (Смеется). Обиды друг на друга не держали сразу, еще выступая в составах разных команд. Симинин – сильный защитник, жесткий, против него играть очень трудно. Мы с Сергеем вспоминали тот момент и смеялись над ним. Потому что не столько мы на удаление наработали, сколько не разобрался в ситуации судья (Дмитрий Жуков – авт.). Точнее, арбитр не разобрался вообще, потому что столкновение было не столь жестким, чтобы наказывать его красной карточкой. Сейчас у нас с Симининым хорошие отношения. Тем более, что чаще всего нам приходится играть на одном фланге.

 

– Так или иначе, за последние четыре сезона вы получили пять удалений. Это при условии, что за первые шесть украинских чемпионатов красных карточек арбитры не показывали вам вообще…

 

– Что правда, то правда. Конечно, я не совсем согласен, например, с удалением, полученным в текущем чемпионате, в игре с “Черноморцем”. Мое нарушение на Георгии Гадрани на красную карточку не тянуло… Я уже даже пытался анализировать, почему так часто удаляюсь. Словно не играю в последнее время слишком жестко. Ранее получалось, что за сезон было много предупреждений, но обходился без удалений. Сейчас наоборот желтых карточек почти не получаю, зато регулярно случаются красные. Уже и стараюсь быть сдержанным, чтобы эта история не повторялась.

 

– Собственно, после полученного в прошлом сезоне удаления за нарушениие на игроке “Шахтера” Бернарде вы за основу “Днепра” больше не играли, хотя и оставались в обойме более полугода. Думаете, этот эпизод сломал вам карьеру в днепропетровском клубе окончательно?

 

– Это была одна из причин, хотя дела у меня нехорошо складывались и до этой карточки. Я больше месяца не играл за первую команду и до матча с “Шахтером“. Уже тогда, во время первого круга прошлого чемпионата, понимал, что придется искать другие варианты продолжения карьеры. Удаление мое положение ухудшило еще больше.

 

– У вас не сложились отношения с Мироном Маркевичем?

 

– Не в том дело. На моей позиции играл Евгений Коноплянка, пожалуй, лучший игрок Украины. Конкурировать с ним было трудно. Да, в отдельных матчах я выходил, но это было ситуативно, когда не мог играть Евгений. А отношения с Маркевичем у меня были вполне нормальные. Я этого тренера ценю и уважаю.

 

– Против “Копенгагена“, когда Коноплянка был травмирован, в ответной игре Лиги чемпионов вы даже вышли в основе…

 

– А обычно выходил на несколько минут. Насколько я понимаю, Маркевич рассчитывал набрать многих иностранных футболистов. Поскольку я тоже легионер, найти мне место на поле в условиях лимита было сложно. Но я Маркевича не осуждаю. У него свое видение. Думаю, он хочет создать команду из иностранцев, нечто вроде своего “Металлиста“.

 

– Ваш длительный контракт с “Днепром” оказался палкой о двух концах. С одной стороны, находились в хорошем клубе. С другой – перестав попадать в состав, были от днепрян зависимыми и вынужденно играли по арендам…

 

– Нельзя жалеть о прошлом. С “Днепром” тоже связаны различные периоды карьеры – и хорошие, и плохие. В целом своей карьерой доволен. Может, хотелось бы дольше поиграть собственно в “Днепре“, но получилось как получилось. Сначала, когда перестал попадать в основу днепрян, я сам просил, чтобы меня отдали в аренду. Хотел получать больше игровой практики.

 

– В стартовом для себя в составе “Днепра” сезоне-2006/2007 вы считались игроком основы. Олег Протасов вам доверял, но в следующем чемпионате все поменялось. Почему?

 

– В первом круге тоже как играл много. Мы завершили первую половину чемпионата на первом месте, а в зимнем антракте клуб пригласил много новых футболистов. Спросил Протасова, на что могу рассчитывать. Он сказал, что столько игрового времени как раньше, у меня уже не будет. Тренер сказал, что для меня как молодого футболиста оптимальным вариантом будет аренда. Как раз появилась возможность уйти в “Кривбасс“. Я согласился.

 

– После команды, претендующей на чемпионство, вы попали в клуб без существенных турнирных задач.

 

– Молодой футболист мотивацию найдет всегда. Хотелось играть, вернуться в “Днепр“. К тому же украинская лига тогда была сильной, гораздо более сильной, чем сейчас. Тренер Олег Таран, который тогда возглавлял “Кривбасс“, свое умение добиваться результата демонстрировал всегда. Когда к нему шел, то знал, что с ним “Кривбасс” выигрывал в 1999 году бронзу. Таран умеет работать с молодыми футболистами. Он давал шанс многим, в том числе и мне. Особенно сильную команду этот тренер создал в сезоне-2012/2013. Правда, после того чемпионата “Кривбасс” развалился, но играли мы очень хорошо.

 

Жаль, что все так завершилось, что нас не захотели финансировать. Команда у нас была такая, что в следующем сезоне могла бороться за еврокубки. Футболисты в “Кривбассе” тогда были – Алексей Антонов, Денис Дедечко, Сергей Самодин, Виталий Лисицкий, Богдан Шершун, Валерий Федорчук. Мы играли вместе длительное время, сыгрались почти идеально.

 

– Та команда – явление для нашего футбола, ведь, пожалуй, никто больше в наше время не играл без денег так, как это делали вы. “Кривбасс” тогда сыграл вничью с “Динамо“, победил “Днепр“, в равной борьбе уступил “Шахтеру“…

 

– Мы старались не думать о том, что будет завтра, а выходили на каждую игру и стремились победить. Хотя, конечно, понимание, что “Кривбасса” может не стать, было. Соответственно появлялась необходимость подыскивать другие варианты трудоустройства, потому должны были себя проявлять с лучшей стороны. Собственно, та игра, тот футбол нам действительно помогли. Почти все футболисты после “Кривбасса” обосновались в клубах Премьер-лиги.

 

– А за “Кривбасс” вы, выходить, те полгода играли бесплатно?

 

– Именно так. За пять месяцев выступлений не получили ни копейки. Жаль, что так получилось.

 

– Судиться ни пытались?

 

– А с кем судиться, если не стало клуба?

 

– С бывшими владельцами. Они никуда не делись.

 

– Если бы все было так просто, то, конечно, мы бы боролись. Деньги ведь не малые. Письма в адрес Федерации мы писали. Нам отвечали, что нет клуба и сделать ничего нельзя. Признаюсь, я не понимаю, как так может быть.

 

– Помощником Тарана в “Кривбассе” был ваш тесть Сергей Башкиров. Для вас это был плюс или минус?

 

– Дело в том, что с Башкировым мы работали еще до знакомства с Наташей. Не возникало никаких проблем, но после женитьбы стало немного сложнее, потому что в команде на этот семейный фактор начали обращать внимание. Соответственно и требовать с меня начали строже. Стало труднее. Прежде всего, с моральной точки зрения, псокольку ощущения были необычные.

 

– Рабочие отношения не переходили в быт?

 

– Нет. Когда встречались с тестем в период совместной работы в “Кривбассе“, то о работе старались не вспоминать. Общались на нефутбольные темы.

 

– После “Кривбасса” вы оказались в “Карпатах“. В команде тогда тоже ситуация была специфической: руководство клуба выставило на трансфер 19 футболистов, которые играли в предыдущем сезоне, и существенно снизило верхнюю планку зарплат…

 

– Мы тогда с “Кривбасса” вместе с Валерой Федорчуком поехали. Понимали, что ситуация сложная. Когда ехали на первый сбор, состояние команды был плачевным. К 12-ти игрокам добавилось пять представителей дублирующего состава, которые на уровне Премьер-лиги не играли никогда. Оптимизма прибавилось, когда появились Павел Пашаев, Дима Лепа и Саня Гладкий. Андрей Ткачук, Олег Голодюк, Сергей Зенев и некоторые другие футболисты, которые были выставлены на трансфер, смогли договориться с руководством перед самым стартом чемпионата. Команда у нас организовалась уже довольно неплохая, к тому же прогрессировали некоторые молодые игроки, скажем, Вова Костевич, который в настоящее время является одним из лидеров “Карпат“.

 

– Львовяне тогда действительно заиграли, но сначала ситуация выглядела так, что еще поражение или два – и тренер Александр Севидов мог уйти в отставку…

 

– В первых шести турах было очень трудно. Ключевой стала игра с “Говерлой“. Мы победили 1:0 и после этого постепенно начали подниматься вверх. Команда почувствовала уверенность в своих силах. Конечно, добавила ее победа 3:2 над “Шахтером“.

 

– Игру “Карпат” при Севидове можно назвать с тактической точки зрения простой. Но результат она приносила.

 

– Считаю, что те “Карпаты” свой потенциал раскрыли не в полной мере. Если бы эта команда и этот тренер остались в следующем сезоне, мы претендовали бы на место в еврокубках. Мы хорошо сыгрались, у команды уже появлялся свой рисунок игры. Собственно, показательно, что Гладкого забрали в “Шахтер“, Федорчука и меня – в “Днепр“, Грегора Балажица – в сербский “Партизан“. Жаль, что продержались мы только один сезон, а дальше Севидову работать не дали.

 

– Сам Александр Владимирович в интервью UA-Футболу говорил, что он ехал в отпуск, еще не ведая о близкой отставке…

 

– Мы все в тот период рассчитывали остаться. Однако летний перерыв в “Карпатах” снова вышел неспокойным. Должен сказать, что от Львова у меня остались исключительно положительные воспоминания. Там особая атмосфера, чувствуется, что команда нужна, что есть преданные фанаты, нет равнодушия. Во Львове нас узнавали на улицах, чего в других городах не было.

 

– Нынешний наставник “Карпат” Игор Йовичевич – ваш земляк. Он хотел оставить вас в команде?

 

– Да. Я был с командой на сборах в Словении. Но уже по возвращении во Львов мне позвонили из “Днепра” и сказали, что надо возвращаться. Признаюсь, было желание остаться в “Карпатах“. Хотелось поработать с новым тренером, к тому же у меня сложились хорошие отношения с болельщиками. Чувствовал, что во Львове меня уважают и поддерживают.

 

– Наверное, речь прежде всего о фанатах, ведь на матчах “Карпат” центральные сектора обычно пустовали. Ситуация в Кривом Роге, когда “Кривбасс” находился между землей и небом, была аналогичной…

 

– Соглашусь с вами, но сделаю в этом контексте комплимент полтавским болельщикам. С лета и по самую зиму в течение этих полгода трибуны нашего стадиона заполняются неплохо. “Ворскла” имеет один из лучших показателей посещаемости. 7 000-8 000 – показатель неплохой. А во Львове действительно поддерживали прежде всего фанаты. Трибуны “Украины” заполнялись только на матчах против лидеров. Впрочем, я людей не осуждаю. Ситуация в стране сейчас сложная, людям, видимо, не до футбола, не хватает денег. Поскольку поход на стадион покупкой билета не ограничивается. Нужно что-то купить ребенку. Это – дополнительные расходы, которые себе сейчас может позволить не каждый украинец. И, будем откровенны, уровень футбола в последних чемпионатах упал. Это тоже болельщиков отталкивает. Поэтому и ходят люди в первую очередь на “Динамо“, “Шахтер“, “Днепр“.

 

– Выступая за “Карпаты“, украинский язык успели подучить?

 

– Конечно. У меня даже в контракте был пункт: выучить украинский язык.

 

– Недавно вы говорили, что львовский клуб до сих пор не рассчитался с вами за два месяца…

 

– На данный момент мне этих денег еще не вернули. Но вернуть обещают. Надеюсь, что слово те люди, которые его давали, сдержат.

 

– Выступая в 2010 году в “Арсенале”, вы говорили, что хотели бы сменить обстановку и поиграть в другом чемпионате. Однако с тех пор и поныне остаетесь в Украине.

 

– Дело в том, что у меня тогда как раз заканчивался контрактом и была возможность что-то изменить. Точнее, разговоры такие велись. Но убедили остаться и с тех пор привык к Украине и нашему чемпионату окончательно. Понятно, что ситуация сейчас не лучшая, но надеюсь, все наладится. Впрочем, почему надеюсь? Убежден, что трудности пройдут и все будет хорошо. И в стране, и в украинском футболе.

 

– Опасность войны заставила уехать из Украины многих легионеров…

 

– Война – это всегда страшно. Сейчас все мы мечтаем о мире, чтобы жить так, как жили раньше. Для меня после Югославии это уже вторая война в жизни. Мы жили на нынешней территории Боснии и Герцеговины, в городе Какань, среди мусульман. С началом боевых действий пришлось оставлять все, выезжать в Хорватию, туда, где живут католики. Раньше люди разных вероисповеданий были смешанными, жили вместе. Впрочем, это я вам пересказываю рассказы своих родных, поскольку был еще маленьким пятилетним мальчиком, помню только некоторые мелочи.

 

– Собственно, в Хорватии вы и проявили себя, как футболист, став в первом же сезоне в составе сплитского “Хайдука” чемпионом страны. При этом вы в свои 18 были самым молодым футболистом команды…

 

– Началось все с того, что “Хайдук” проиграл на стартовой стадии Лиги чемпионов ирландскому “Шелбурну“. После этого тренера Ивана Каталинича, который в Украине работал с “Карпатами” и запорожским “Металлургом”, отправили в отставку. Бунт подняли фанаты. Это они заставили руководство отказаться иностранцев, которые играют не так, как бы хотелось и обратить внимание на игроков молодежного состава. Мы ведь как раз в прошлом сезоне стали чемпионами Хорватии. Вот новый тренер Блаж Слишкович перевел из нашей команды сразу пятерых игроков в основной состав “Хайдука“. Среди них был и я. Собственно, при Каталиниче я с первой командой тоже тренировался, но на поле еще не выходил. В дебютном же матче при Слишковиче я заработал пенальти и с тех пор играл в основе постоянно.

 

– С вами в “Хайдуке” играл Нико Кранчар, которого тогда называли одним из самых одаренных игроков Европы…

 

– Нико пришел чуть позже, не в начале сезона. У него возник конфликт в загребском “Динамо” и “Хайдук“, воспользовавшись этим, судовольствием забрал Краньчара к себе. Тогда это выглядело чем-то невероятным. Никто не верил, что такое может произойти. Нико – воспитанник, символ и капитан динамовцев. Его переход в “Хайдук” казался нереальным.

 

– После чемпионского сезона “Хайдук” в следующем выступил неудачно – только пятое место. И это при условии, что в составе появились другие известные в недалеком будущем игроки – Никица Елавич, Никола Калинич, из “Шахтера” был арендован вратарь сборной Стипе Плетикоса

 

– А еще пришел новый тренер – Мирослав Блажевич. Вместе с ним в составе стали появляться новые молодые игроки. Наверное, хуже по сравнению с прошлым сезоном сыграли те, кто был в чемпионском составе. В дополнение ко всем бедам зимой я получил серьезную травму. Все эти трудности в совокупности создали условия, при которых мне пришлось из “Хайдука” уйти. Впрочем, клуб прежде всего с продажи молодых футболистов и живет. Когда поступило предложение из “Днепра“, меня решили продать.

 

– Елавич проявил себя в английской Премьер-лиге. У вас таких вариантов не было?

 

– Начнем с того, что Никица, который старше меня на год, на сезон дольше играл в “Хайдуке“, затем выступал в Бельгии, венском “Рапиде”, шотландском “Рейнджерсе“. И только после этого был “Эвертон“. Путь, согласитесь, долог и труден. Я в свою очередь перед переходом в “Днепр” хорошо знал, куда иду. Днепряне в тот период при Евгении Кучеревском хорошо выступали в еврокубках. Кроме того, поискал информацию в интернете, посоветовался со Стипе Плетикосой и Дарио Срной, которые уже выступали в Украине и имели представление о возможностях команд. “Иди, – говорили, – они постоянно в тройке, выступают в Европе”.

 

– Позже Калинич советовался уже, наверное, с вами?

 

– Да.

 

– Только положительное ему рассказывали?

 

– Если он перешел, значит, только положительное (смеется).

 

– Калинич заиграл в “Днепре” при Хуанде Рамосе. Вы с этим тренером имели какие-то контакты?

 

– Вообще никаких. Когда Рамос пришел, я находился в “Арсенале”. Испанец сказал, что будет строить новую команду и обо мне не вспоминал. Все то время, пока Рамос тренировал “Днепр“, я находился в аренде, меня не приглашался ни на одни сборы.

 

– Сейчас, в 29-летнем возрасте вы еще думаете о смене обстановки?

 

– Я нахожусь в Украине, играю в хорошей команде и ценю то, что у меня есть. Конечно, свой уровень хочется повышать всегда. Надеюсь, это возможно делать и с “Ворсклой“. К примеру, верю, что снова попадем в еврокубки. Бесспорно, развитие клуба зависит от финансового благополучия. Опять повторюсь: хочется, чтобы закончилась война.

Источник: UA-Футбол

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: