Томаш ХЮБШМАН: “Путевку в большой футбол дал Ярослав Гжебик”

Добиться согласия чешского легионера “горняков” на эксклюзивное интервью оказалось почти так же непросто, как и “пройти” его на футбольном поле. И здесь нам помог случай – после матча с “Оболонью”, в котором Томаш открыл счет, он согласился пообщаться. Сказано-сделано: после кубковой игры с “Днепром” центральный защитник “Шахтера” ответил на вопросы корреспондента газеты “ФК Шахтер”.

– Для начала – дай нашим читателям краткую автобиографическую справку.

– Я родом из Праги – столицы Чехии, появился на свет 4 сентября 1981 года. В футбол начал играть в пять лет, в детской школе “Спарты”. Затем прошел через все детские и юношеские команды клуба, и в 17 лет начал потихоньку привлекаться к основному составу. Через полгода меня отдали в аренду в “Яблонец”, там я выступал в течение сезона, затем вернулся в “Спарту” и играл там еще три года. После чего и перешел в “Шахтер”.

– А о сборной Чехии и словом не обмолвился.

– В сборные стал привлекаться довольно рано – начинал с юниорской U-15, а потом постепенно переходил в команды старших возрастов. Удалось поиграть по юниорам и на чемпионате Европы, и на чемпионате мира. Кстати, на том форуме была и украинская сборная, в которой тогда играл мой теперешний одноклубник Алексей Белик. И как-то мы в разговоре вспоминали эту тему, посмеялись. Наивысшее достижение – мы стали чемпионами Европы среди молодежных сборных U-21, в Швейцарии. После этого успеха я и попал в национальную команду. Правда, сейчас там играю не так много, в основном сижу или на скамейке запасных, или вовсе на трибуне, хотя регулярно вызываюсь на сборы – тренерский штаб постоянно на меня рассчитывает. Ну, и я уже успел получить неоценимый опыт игры на Евро-2004, когда наша сборная дошла по полуфинала, лишь в овертайме уступив будущим чемпионам – грекам.

– Наверное, как закончит со сборной Рене Больф, ты будешь играть чаще?

– (Смеется) Не скажи, – возможно, в поле зрения тренеров попадут и другие футболисты, которым будут доверять больше. А мне же, чтобы зарекомендовать себя в сборной с самой хорошей стороны и укрепить там свои позиции, необходимо часто и хорошо играть в чемпионате и Кубке Украины, да и в Европе снова “засветиться” – заявить о себе вместе с “Шахтером” либо в Лиге чемпионов, либо в Кубке УЕФА. Чем чаще будем выигрывать, тем больше о нас будут говорить.

– О тебе, насколько я знаю, впервые в Донецке заговорили, когда “Спарта” вышла во второй групповой этап Лиги чемпионов.

– Действительно, два года назад на “Спарту” выходили представители “Шахтера” и были разговоры насчет моего возможного трансфера. Но тогда я отклонил это предложение – молод был, амбициозен, хотел если уж уезжать из Чехии – то либо в Италию, либо в Англию. Затем ситуация изменилась – в итальянских клубах не было дефицита центральных защитников, в Англии у меня бы возникли проблемы с “рабочей визой” – не хватало нескольких матчей за сборную. А из остальных предложений вариант “Шахтера” был самым заманчивым как для руководства пражского клуба, так и для меня лично. Тогда я со своим агентом Зденеком Неходой (агент ФИФА, кроме работы со мной, ведает делами Павла Недведа, Зденека Грыгеры, Томаша Юна) собрал чемоданы и приехал в Донецк – город посмотреть, на СТБ “Кирша” побывать, пообщаться с президентом клуба Ринатом Ахметовым. Мы выполнили всю намеченную программу, после чего я и подписал контракт с “Шахтером”. Отличная клубная инфраструктура, красивый город, сильная команда – есть все условия, чтобы прогрессировать как футболисту.

– На решении переехать в Донецк сказалось то, что контракт с “Шахтером” уже подписал твой соотечественник Ян Лаштувка?

– У меня были его координаты – с чешских времен мы были знакомы: играли вместе в молодежной сборной, ну и моя “Спарта” рубилась с его “Баником”. И когда я с ним связался, Ян находился с командой на сборах в Швейцарии и ничего определенного мне не посоветовал. Но, с другой стороны, – двум чехам куда легче адаптироваться в другой стране, чем одному. Видимо, в “Шахтере” учли этот фактор – иначе здесь бы не играли два хорвата, три серба, четыре румына и пятеро бразильцев. Но при этом в коллективе замечательный микроклимат. Я же больше общаюсь с Яном (мы с ним на базе в одной комнате живем) и Мариушем Левандовским. Просто мы полностью понимаем друг друга – польский и чешский языки схожи. Нормально общаемся с украинцами и балканцами – тоже понимаю практически все, что они говорят. А вот с румынами и бразильцами чуть хуже, потому что между нашими языками мало общего.

– Обрати внимание, Бразилия, Хорватия, Сербия, Румыния – страны-“экспортеры” футболистов. А как в этом плане в Чехии?

– Вот смотри, подавляющее большинство чешских футболистов, играющих за границей, уезжали либо из “Спарты”, либо из “Славии”, либо из “Баника”. Остальные клубы, наверное, и рады бы делать свой бизнес на продаже игроков, но их в Европе мало кто знает, потому что они не выступают в Лиге чемпионов и очень скромно выглядят в Кубке УЕФА. Обычно было так – из маленьких клубов игрок переходит в “Спарту” или “Славию” и потом уже уезжает за границу. Но из скромной команды можно уйти за такие же скромные деньги, что, естественно, мало кому из руководителей клуба нравится.

Но, в общем-то, чешский футбол сейчас переживает очень интересный период: не подъем, но и не спад. Сначала был подъем – вспомни Евро-96, “серебро”, бум на чешских футболистов: Бергер, Шмицер, Поборски, Коуба. Потом они “подали пример” молодым игрокам. Росицки, Чех, Барош, Грыгера, да и почти вся моя “молодежка” уже играют в Европе. Сейчас все как бы приостановилось – ждем новых молодых талантов.

– Кстати, а не помнишь, кто в той сборной U-21 был капитаном?

– (Смеется) Конечно, помню. Наш тренер решил доверить капитанскую повязку именно мне. Возможно оттого, что на поле я старался вести себя хорошо – ни с кем не конфликтовал, а может, и еще по какой-то причине. Но ребята в команде нормально приняли это решение и старались меня всячески поддерживать.

– Как, наверное, тебя поддерживали и родители в самом начале занятий футболом?

– Конечно! Они и сейчас регулярно со мной созваниваются, интересуются, как закончился последний матч, сколько и как я в нем сыграл, не травмировался ли, не получил ли карточку. А начиналось все с того, что в детстве бабушка с дедушкой водили меня на тренировки, – это потом я стал более самостоятельным. Вообще в моей семье все мужчины неравнодушны к футболу – и дедушка любил играть, и папа. Ну так, поигрывать на уровне четвертой лиги – собираются мужики и пинают мяч без особых целей и задач. Папа, кстати, и сейчас бегает по субботам и воскресеньям. Еще у меня есть старший брат – у нас с ним два года разницы, но в футбол мы пришли практически одновременно. Брат тоже занимался в школе “Спарты”, прошел через все детские и юношеские команды клуба, но в 19 лет футбол для него почти что закончился. Были проблемы с плечом, потом в автоаварии он сломал себе бедро, долго восстанавливался. И поскольку в первую команду “Спарты” он не пробился, то решил вообще завязать с футболом, найти себя в каком-то другом качестве, образование получить. Хотя Ян – так зовут брата – и сейчас мог бы спокойно играть в какой-нибудь скромной чешской команде, да и в “Спарте” он во всех возрастах был основным голкипером. Ой, я забыл представить остальных родственников – папу тоже зовут Ян, маму – Галена, дедушку – Мирослав.

– А сидящую рядом с тобой жену?

– Ее зовут Яна, семь лет назад мой друг и партнер по сборной Мацек (сейчас он играет в чешском “Мосте”) нас познакомил, начали встречаться, хотя и мешало то, что я жил в Праге, а Яна – в небольшом городке Пршибрам. Но когда Яна окончила школу, то перебралась ко мне в Прагу. Пять лет мы уже вместе, а два года назад сыграли свадьбу.

Жена тоже имеет отношение к спорту – в Чехии она активно занималась фитнессом. А еще из “околоспортивных” достижений можно отметить то, что она, правда, вместе со мной, присутствовала на свадьбе Петра Чеха – если говорить по-вашему, я был его дружком.

– Я так понял, вы и по жизни дружите?

– Конечно, ведь мы и в “Спарте” вместе играли, да и в сборной один гостиничный номер на двоих делим. Да и созваниваемся с Петром частенько: то он позвонит, то я. Общаемся, делимся свежими новостями, вспоминаем былое. Например, как мы вместе дебютировали в Лиге чемпионов. Эту игру я долго буду помнить – в Мюнхене, на “Олимпиаштадионе”, против “Баварии”. Хороший получился матч, и мы добились тогда приемлемого результата – увезли ничью 0:0. Да и тогдашняя наша группа была отнюдь не слабой – там еще играли роттердамский “Фейеноорд” и московский “Спартак”. И, представьте, мы вышли из этой группы, попутно крупно обыграв дома “Спартак”. Против нашей обороны играли Джоване Элбер, Карстен Янкер, Пьер ван Хойдонк, Владимир Бесчастных – и никто из этих сильных форвардов не смог поразить наши ворота. А во втором групповом этапе нам пришлось играть против “Реала”, “Порту” и “Панатинаикоса”. И хотя в плей-офф мы не пробились, я все равно был доволен: в течение сезона сыграть со столькими хорошими командами, набраться бесценного европейского опыта, противостоять Раулю, Мориентесу, Зидану – это дорогого стоит. А ведь мне тогда было всего 20 лет! Команда у нас тогда была молодая, по-хорошему наглая, голодная до побед. И после той лигочемпионской кампании “Спарту” покинули ведущие футболисты – Чех уехал в “Ренн”, Гашек в “Аустрию”, Лабант – в “Вест Хэм”.

– А ты случайно сам не пробовал себя на месте Чеха, или в нападении?

– Нет, я с детства играл либо в средней линии, либо в обороне. Причем получилось так, что я “опускался” вниз, – сначала играл “под нападающими”, затем сместился в центр полузащиты, а потом – на ставшую уже родной позицию центрального защитника.

– Наверное, не чисто по своей инициативе, а и по советам тренера. Кто из наставников оказал наибольшее влияние на формирование Хюбшмана-игрока?

– В детских и юношеских командах “Спарты” была большая текучесть тренерских кадров, я и помню далеко не всех, а вот чуть позже – в “Яблонце” и потом в “Спарте”, со мной работал Ярослав Гжебик. Считаю, что путевку в большой футбол мне дал именно он. Пан Ярослав сразу предоставил мне шанс закрепиться в основном составе, почти всегда доверял мне, но при этом держал в “ежовых рукавицах”, как, впрочем, и большинство игроков.

– Говорят, Гжебик – очень жесткий, авторитарный тренер?

– Да, в “Спарте” он хотел, чтобы игроки без остатка выкладывались на тренировках, постоянно находились в хороших физических кондициях – ведь некоторые матчи выигрывались в самой концовке, за счет хорошей “физики”. И на тренировках пан Ярослав частенько на нас покрикивал – надо бежать быстрее! А то, что думали футболисты, его мало интересовало, он слушал только себя.

– Кстати, а ты и сейчас следишь за всеми футбольными событиями в Чехии?

– Да, стараюсь быть в курсе всего происходящего и постоянно интересуюсь делами “Спарты”. Получается, правда, только общаться по телефону или посредством Интернета. Но вскоре планирую установить себе спутниковое ТВ, чтобы смотреть чешские телеканалы, особенно – различные футбольные программы.

– И как там в “Спарте”?

– Видели, как невыразительно сыграла команда в Лиге чемпионов? А все потому, что сменился президент клуба, были перемены в тренерском штабе, в составе.

– Есть даже такая шутливая присказка: “все уходят, а Яромир Блажек остается”.

– (Смеется). Примерно так и есть. Я общался с ним будучи в сборной, и у Яромира был какой-то вариант, но что-то не срослось. Вообще считаю его своим другом. Так же, как и Карела Поборски, Томаша Юна, ну а про то, что с Петром Чехом до окончания карьеры готов делить номер на базе и в гостинице, – я уже говорил.

– А внефутбольные друзья у тебя есть?

– Есть, но их не так много. С кем-то поддерживаю отношения еще со школы – перезваниваемся, общаемся через Интернет, а когда я приезжаю в Прагу – обязательно встречаемся, можем в кафе посидеть, за жизнь поговорить. Но друзей-футболистов у меня все же больше – интересы у нас общие. Ведь с “гражданскими” толком-то и не поговоришь – они рассказывают, как у них дела, какие успехи, а мне приходится говорить о футболе, в котором мои собеседники могут не очень хорошо разбираться.

Можем с ними о хоккее поговорить. Это, кстати, одно из моих хобби. В детстве я с удовольствием гонял шайбу на катке, чисто ради интереса. Ведь профессионально заниматься и футболом и хоккеем было практически невозможно. Вот я и сделал выбор в пользу футбола, хотя мог бы и хоккеистом стать. Зато с удовольствием смотрел хоккейные трансляции. Тогда все чешские пацаны хотели быть похожими на звезд хоккея – Хрдину, Гашека, Ягра. И я не был исключением (смеется). Были и футбольные кумиры – мне всегда нравилась игра защитников “Милана” Франко Барези и Паоло Мальдини. А вот на игру форвардов никогда особого внимания не обращал, разве только на просмотре игр будущих соперников.

Если говорить о друзьях – здесь особняком стоит мой замечательный товарищ Даниэль Ланда. Это очень популярная в Чехии личность. Музыкант, играющий арт-рок, работающий и в театральной сфере, и к тому же участвующий в нескольких благотворительных проектах: это и помощь малоимущим, и возможность детям-сиротам играть в футбол, и многое другое. Очень интересный, хороший человек, ранее исполнявший очень тяжелую музыку. У меня есть все его компакт-диски.

– А ты и тяжелую музыку тоже можешь послушать?

– В этом плане я “всеяден”, но предпочитаю все же рок – с гитарными соло, барабанами. Ну а под настроение могу и хип-хоп послушать, и хаус. Хотя иногда голова бывает так забита, что никакая музыка уже не воспринимается.

– А кино?

– Мы с женой предпочитаем веселые чешские комедии, как старые, так и только что вышедшие. Думаю, лучше смотреть фильм и смеяться, чем видеть, как, пусть и на экране, погибают люди. Поэтому ни боевики, ни фильмы ужасов стараюсь не смотреть. Часто смотрю то, что взял на DVD c собой на сборы, на выездные матчи. Поставил диск в ноутбук – глядишь, и время быстрее проходит. А любимый фильм – “Телохранитель”, с Кевином Костнером и Уитни Хьюстон. Из актеров еще импонирует комик Эдди Мерфи – нравятся практически все его фильмы.

– На “ноуте” можно не только кино смотреть.

– Да, можно и в “футбольный менеджер” поиграть, в другие игры – даже в карты, а также узнать новости в Интернете, написать друзьям пару писем. Удобная вещь компьютер, можно сказать, – необходимая.

– А с другой техникой ты “дружишь”?

– Когда еще учился в школе, в учебной программе было и овладение одной из гражданских профессий (примерно как у нас в МУПК – прим.авт.), и я выбрал ремесло автомеханика. Занимался довольно прилежно и получил “корочку”. Раньше мог сам делать кое-какой мелкий ремонт: мы всей группой перебирали старенькие модели “Шкоды” – “Фаворит” и “120”. А сейчас, наверное, даже масло в своем “Фольксваген Туарег” не возьмусь поменять – просто потом он может и не поехать. Вообще для здешних дорог джип – самая подходящая машина. Можно ездить и быстро, и комфортно. А начинал я свою “водительскую карьеру” на маленьком “Рено Клио” – удобной “городской” малолитражке.

– Насколько я знаю, ты, как и Лаштувка, – собачник.

– Да, собаки – это фактически члены нашей семьи. На нашем с женой попечении находятся два йоркширских терьера – Венди и Вики. Почему? И я, и Яна относимся с наибольшей симпатией к собакам, а “йоркширцев” можно везде брать с собой – они очень скромных размеров, и, например, могут спокойно лететь с нами в самолете. Очень удобно! К тому же собаки особо не привередливы, за ними не так сложно ухаживать, кормить – сейчас вот обилие сухих кормов появилось.

– Кстати, а какую кухню предпочитаете вы с женой?

– Главное, чтобы было вкусно. Если же брать в целом – нам итальянская кухня по нраву. Паста, овощи, морепродукты. Хотя и родные чешские блюда тоже нравятся. А кнедлики – это наша кулинарная классика. Жаль, что футболисту их нельзя есть постоянно, иначе будут проблемы с весом. Точно так же нам нельзя постоянно баловать себя пивом. Но в Чехии мы практически после каждой игры выпивали немножко нашего национального напитка. Я вот предпочитаю “Пльзень”. Между прочим, украинское пиво тоже очень даже ничего, но чешское все же получше будет. Может, в силу привычки?

– А появились ли новые привычки в Донецке?

– Ага, есть такая – голы забивать (смеется). Вот в Чехии я ни разу не отличился забитыми мячами, сосредоточив все усилия на обороне своих ворот, и мои действия в атаке сводились лишь к подключениям на “стандарты” – на штрафные и угловые. И до недавнего времени на моем счету был лишь один забитый мяч – еще в юниорской сборной в игре с итальянскими сверстниками, после “стандарта” я оказался первым на подборе и пробил точно в угол. А вот в Украине я уже забил дважды – “Пюнику” в квалификации Лиги чемпионов и “Оболони” в матче чемпионата Украины.

А еще я привык к тому, что нас постоянно поддерживают болельщики. Практически на каждом матче – полный стадион! Это так здорово! Вот в Чехии с этим проблема – на матчи аутсайдеров приходит не более 3-5 тысяч человек, обычная посещаемость – 6-7 тысяч, а наибольшее количество болельщиков приходит на дерби “Спарта” – “Славия”. В последний раз пришло 13 тысяч – две трети стадиона.

– Тогда вот тебе бумага и маркер – можешь поблагодарить болельщиков, написать пожелание нашим читателям. А я пока задам вопрос Яне. Охарактеризуй Томаша тремя словами.

– Трех слов будет очень мало. Придется ограничиться прилагательными: Томаш – ТАЛАНТЛИВЫЙ, УМНЫЙ и ЗАБОТЛИВЫЙ.

– И последний вопрос. Томаш, у тебя есть мечта?

– Я стараюсь не загадывать, особенно – надолго. Так что все, о чем я мечтаю в данный момент, – стать чемпионом и обладателем Кубка Украины, хорошо выступить в Лиге чемпионов и завоевать постоянное место в стартовом составе национальной сборной Чехии.

Источник: Террикон

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: