Кубок емкостью 7,5 бутылки мускатного

Досье

    “ДИНАМО” (Киев, СССР) – “ФЕРЕНЦВАРОШ” (Будапешт, Венгрия) – 3 : 0

    Голы: Онищенко, 17 (1:0). Онищенко, 39 (2:0). Блохин, 66 (3:0).

    “Динамо”: Рудаков, Коньков, Матвиенко, Фоменко, Решко, Трошкин, Мунтян, Онищенко, Колотов, Буряк, Блохин.

    “Ференцварош”: Геци, Мартош, Патоки, Медъяши, Юхас, Раб, Сабо, Нилаши (Онхауз, 60), Матэ, Муха, Мадъяр.

    Наказания: не было.

    Судья: Дэвидсон (Шотландия)

    14 мая 1975 года. Базель. Стадион “Санкт-Якоб”. 13 000 зрителей (вмешает 25000). 17 градусов.

       Полезная емкость Кубка обладателей кубков европейских стран, в недавнем прошлом одного из трех почетных клубных трофеев, составляла 7,5 бутылки советского шампанского. Это открытие было сделано блистательной командой Валерия Лобановского и Олега Базилевича 30 лет назад – 14 мая 1975 года – в швейцарском Базеле. Обыграв в финальном матче со счетом 3:0 венгерский “Ференцварош”, киевляне прорубили окно в Европу для всего отечественного клубного футбола.

СПЕЦРЕЙС НА БАЗЕЛЬ

       То, что теперь именуется чартером, три десятилетия назад называлось более привычным для нашего понимания словом – спецрейс. Так вот, динамовцы отправились в Базель за три дня до игры спецрейсом “Аэрофлота” из Киева. 11 мая 1975 года во второй половине дня они прибыли к месту предстоявшего события. Любопытство швейцарских журналистов, приехавших встретить в аэропорту украинскую команду, никак не могло быть удовлетворено сполна. Общаться с не очень разговорчивыми по обыкновению перед такой ответственной игрой футболистами и тренерами репортерам пришлось на бегу: получив багаж, киевляне поспешили в отель “Интернасьональ”, где для них были зарезервированы номера.

       Тут же, между прочим, выяснилось, что самолет из Будапешта, доставивший “Ференцварош”, приземлился в Базеле несколькими часами раньше, и венгерские футболисты бросили якорь в другом отеле. Улыбчивый клерк из швейцарской федерации, встречавший киевских футболистов, пояснил, что сделано это организаторами матча намеренно: вы, мол, еще насмотритесь друг на друга в ближайшую среду. С такой предусмотрительностью хозяев киевляне легко согласились.

       В уютных двухместных номерах “Интернасьоналя” динамовские игроки расселились такими парами: Рудаков – Мунтян, Трошкин – Матвиенко, Буряк – Блохин, Фоменко – Коньков, Онищенко – Веремеев, Решко – Зуев, Колотов – Самохин, Дамин – Слободян.

ШЕСТНАДЦАТЬ МИНУС ВЕРЕМЕЕВ

       Было известно, что из этих 16 игроков, к сожалению, не сможет помочь своим товарищам в решающем матче Владимир Веремеев. Один из наиболее опытных полузащитников, удаленный в полуфинале с голландским ПСВ, решающую игру пропускал. И это – опять же, к сожалению для миллионов поклонников “Динамо”, за которое тогда болели “от Карпат и до Курил”, – было не единственной кадровой проблемой, возникшей перед тренерами киевлян Валерием Лобановским и Олегом Базилевичем.

       Сложилось так, что лидер чемпионата СССР (динамовцы на тот момент в набиравшем обороты всесоюзном первенстве имели стопроцентный результат – 10 очков из 10 возможных) слишком дорогой ценой оплатил выездную победу над “Араратом” в последнем туре перед отлетом в Базель. И если травмы Мунтяна и Онищенко, полученные в Ереване, были относительно легкими и не могли помешать футболистам появиться на поле стадиона “Санкт-Якоб”, то с Блохиным все обстояло гораздо сложнее. Молодой форвард, у которого европейское признание и “Золотой мяч” были еще впереди, успел побывать в руках эскулапов, заштопавших ему рваную рану на правой ноге. Пять швов наложили хирурги после игры в Ереване, однако нога продолжала болеть и не позволила Блохину провести в Базеле хотя бы одну полноценную тренировку. Правда, оставалось слабое утешение: свои голы Олег, как правило, забивал все-таки левой.

ПУТЬ К ФИНАЛУ

       Швейцарские газеты, которые много писали о предстоящем финале, сходились на примерном равенстве шансов соперников. Скорее всего, это было связано не только с вековыми для страны банков, часов и сыра устоями нейтралитета, распространявшимися и на футбол, но, возможно, и с тем, что ни “Динамо”, ни “Ференцварош” на старте розыгрыша фаворитами Кубка кубков не считались и своим появлением на авансцене изрядно удивили футбольный мир.

       Киевляне на пути к первому в своей истории европейскому финалу прошли софийский ЦСКА “Семптемврийско Знаме” (1:0 и 1:0), “Айнтрахт” из Франкфурта (3:2 и 2:1), турецкий “Бурсаспор” (1:0 и 2:0) и голландский ПСВ (3:0 и 1:2). Что касается “Ференцвароша”, то он доехал до Базеля вообще без поражений: 2:0 и 4:1 – с “Кардифф Сити” из Уэльса, 0:0 и 1:1 – с английским “Ливерпулем”, 3:1 и 1:1 – со шведским “Мальме”, 2:1 и 2:2 – с югославской “Црвеной Звездой”.

       – Когда мы обыграли по итогам двух матчей ПСВ, лично я ни минуты не сомневался, что у Кубка кубков теперь нет иного пути, кроме как в Киев, – делится воспоминаниями Виктор Матвиенко. – Нашим соперником по финалу мог стать либо венгерский, либо югославский клуб, а с представителями этих стран советские футболисты всегда играли успешно. Это было нечто вроде традиции, да еще усиленной в данном случае объективным превосходством “Динамо” во всех компонентах футбола.

       Традиция традицией, но все же не мешало детальнее присмотреться к сопернику. Что и сделал Лобановский, съездивший на один из матчей “Ференцвароша” в венгерском чемпионате, где 21-кратный чемпион страны и 11-кратный обладатель Кубка Венгрии шел в тот момент на третьем месте, уступая “Уйпешт Доже” и “Гонведу”.

       Самой колоритной фигурой в истории “Ференцвароша” по сей день остается, безусловно, Флориан Альберт. Обладатель “Золотого мяча” лучшего футболиста Европы 1967 года, между прочим, в мае 75-го тоже приезжал в Базель – в ранге технического директора клуба. Но никаких “следов” своего пребывания там не оставил, поскольку категорически избегал встреч с журналистами.

ИГРА В ПРИМЕТЫ

       Если у киевлян не мог выйти на поле Веремеев и под вопросом было участие в игре Блохина, то у главного тренера “Ференцвароша” Ене Дальноки возникли свои проблемы. В полуфинале с “Црвеной Звездой” заработал красную карточку Ласло Балинт, стержневой игрок обороны венгерского клуба. Был травмирован Ласло Бранкович, считавшийся лучшим за диспетчерским пультом команды. Футбольные обозреватели, взвешивая шансы “Динамо” и “Ференцвароша”, обратили внимание на присутствие в составе венгерской команды группы совсем юных игроков: Иштвана Мадьяра, Тибора Нилаши, Тибора Раба, которым было по 20 лет, и 19-летнего Ференца Сабо, забившего 14 мячей в 22 матчах своего первого чемпионата страны.

       Не обошлось, как водится, и без разного рода исторических параллелей, сравнений и аналогий. Говорили, например, что стадион “Санкт-Якоб”, построенный к чемпионату мира 1954 года, вполне может считаться счастливым для венгерских футболистов. Хотя бы на том основании, что именно здесь, в Базеле, сборная Венгрии в групповом турнире ЧМ-54 устроила грандиозную головомойку команде ФРГ – 8:3! Правда, в финале немцы взяли реванш – 3:2 – и выиграли золотые медали. Однако это уже случилось не в Базеле, а в другом швейцарском городе – Берне.

       Или еще одно наблюдение – уже в пользу киевлян, – сделанное накануне финала дотошными футбольными летописцами. Они обратили внимание на то, что на афишах, расклеенных по всему Базелю, киевский клуб был упомянут первым: “Динамо” – “Ференцварош”. И в связи с этим вспомнили, как шесть лет назад, перед игравшимся здесь же финалом Кубка кубков, первой в афишах стояла “Барселона”, одолевшая в итоге чехословацкий “Слован” – 3:2.

САМЫЕ МОЛОДЫЕ – БЛОХИН И БУРЯК

       14 мая в 20.00 по среднеевропейскому времени арбитр из Шотландии Роберт Дэвидсон дал свисток и включил секундомер. Нейтральный стадион “Санкт-Якоб” в нейтральной стране Швейцарии полного зрительского кворума недобрал, однако и 13-тысячная аудитория, в которую влились и прибывшие на матч 300 венгерских болельщиков, создавала достойный игры такого ранга шумовой эффект. Рассчитывать увидеть на трибунах динамовских фанатов, по понятным причинам, в те времена было бы верхом наивности…

       Появление в стартовом составе “Динамо” Блохина с тугой повязкой на правой ноге говорило и о мужестве молодого футболиста, и о профессионализме доктора киевлян Виктора Берковского. Кстати, моложе 22-летнего Блохина в нашей команде был только Леонид Буряк: ему 22 исполнялось лишь в июле 75-го.

       Не более пяти минут, которых хватило, чтобы осмотреться, команды затратили на взаимную разведку. А затем приступили к решительным действиям. Причем первый серьезный выпад в матче остался за венграми: Муха точным пасом вывел на хорошую позицию в 15 метрах от ворот юного Сабо, но Рудакову вступать в игру не пришлось: Коньков в подкате прервал эту атаку “Ференцвароша”. И тут же организовал ответный выпад своей команды, заметив, как одновременно рванулись вперед Буряк и Трошкин.

       Получив мяч, Трошкин обыграл Матэ и сделал навес в направлении Буряка. Тот мог открыть счет, однако длиннорукий Геци, вратарь и капитан “Ференцвароша”, на мгновение раньше дотянулся до мяча и перевел его за лицевую линию. Угловой. После подачи, которую выполнил Буряк, мяч отскочил к Трошкину тот не раздумывая пробил – мимо.

       – Мне показалось, что эта наша массированная атака на первых минутах, хотя и не привела к голу, произвела на соперников сильное впечатление, – вспоминает Владимир Трошкин. – Было видно, что в стане “Ференцвароша” возникла легкая паника. Даже самый бывалый из венгров, вратарь Геци, занервничал. Он начал командовать своими защитниками с каким-то надрывом в голосе.

УДАРИЛ – И ПОПАЛ!

       Испытав венгерскую оборону на прочность и убедившись, что она вполне уязвима, киевляне позволили себе передышку, а “Ференцварош”, напротив, попытался взвинтить темп. И вот уже наши соперники подали угловой у ворот Рудакова, голкипер вышел на перехват и уверенно поймал мяч.

       Впрочем, пауза в наступательных действиях киевлян продолжалась совсем недолго. Они перевели игру в середину поля, стали подолгу контролировать мяч, лишая соперников свободы встречных маневров. И на 17-й минуте последовала новая вспышка динамовской активности, ослепившая “Ференцварош” первым голом в его ворота.

       Буряк, завладев мячом на месте правого полузащитника, мгновенно оценил выгодную позицию Блохина, перед которым открывался оперативный простор на противоположном фланге, и сделал диагональную передачу по воздуху метров на 35 – 40. Олег вполне мог сам продвинуться с мячом вперед и достичь ударной позиции, но предпочел иной вариант: отдал пас на ход Онищенко, сместившемуся влево и оказавшемуся на ближних подступах к штрафной площади “Ференцвароша”.

       – Я не случайно там оказался, – свидетельствует Владимир Онищенко. – Помнил, какие проблемы были у Олега с ногой, и на всякий случай предложил себя для продолжения атаки. Блохин предложение принял и очень удобно пробросил мне верхом мяч. Войдя в штрафную площадь соперников, я не стал дожидаться стыка со спешившими навстречу защитниками и вратарем – пробил низом в дальний от венгерского голкипера угол. Попал!

МАТВИЕНКО ЗАМЕТИЛ МАНДРАЖ У СОПЕРНИКОВ

       Еще один участник исторического финала защитник Виктор Матвиенко считает, что венгры могли с чистой совестью выбросить белый флаг уже после первого гола Онищенко.

       – Еще в момент выхода команд на поле было очевидно, что футболистов “Ференцвароша” бьет нешуточный мандраж, с которым они никак не могут справиться, – свидетельствует Матвиенко. – Что ни говорите, но венгерский клуб в тот день был нам не ровня. Таких мастеров, как Онищенко, Блохин, Колотов, Мунтян, в рядах соперников и близко не наблюдалось. Быстрый гол в динамовском исполнении выглядел абсолютно логичным.

       Вдохновленные удачей, киевляне попробовали сразу дожать соперников, которые минут 10 – 15 после пропущенного гола не могли прийти в себя. Украинская команда пошла вперед большими силами, с подключением игроков обороны, и один из рейдов Матвиенко едва не привел к новому успеху: мяч, пущенный левым защитником “Динамо”, само появление которого у ворот Геци оказалось полной неожиданностью для венгров, просвистел в нескольких сантиметрах от стойки.

       И все же постепенно “Ференцварош” оправился от шока и стараниями, пожалуй, самого активного игрока Мухи создал по-настоящему опасный момент в динамовской штрафной. К счастью для киевлян, бившему с 14 метров Нилаши изменила точность.

       За Нилаши в тот вечер “отвечал” Виктор Колотов, которого, увы, уже нет среди нас. Однако свидетельство несгибаемого капитана “Динамо” сохранилось в моем архиве.

       – Впервые в жизни я получил от тренера задание персонально присматривать за игроком, – рассказывал Колотов. – Этим игроком оказался Нилаши – как мне объяснили, восходящая звезда венгерского футбола, что было похоже на правду. Во всяком случае, без подстраховки Фоменко и Решко справиться с этим рослым, под метр девяносто, и резким парнем мне было бы очень сложно.

ГОЛ-СЮРПРИЗ ОТ ОНИЩЕНКО

       Старенькое, 1954 года рождения, табло-хронометр на стадионе “Санкт-Якоб” уже приступило к отсчету последних минут первого тайма, когда к киевлянам пришел новый успех. Им вновь удалась стремительная атака из серии “не числом, а умением”.

       На сей раз Мунтян, находившийся в районе центрального круга, адресовал мяч направо Онищенко. Тот приблизился к штрафной “Ференцвароша” и неожиданно – как для своих, так и для чужих – пробил по воротам, до которых было 24 – 25 метров. Мяч пушечным ядром вонзился в левую от запоздавшего с броском вратаря “девятку” – 2:0!

       – Это был самый сюрпризный, самый фантастический гол в матче, – скажет Мунтян годы спустя. – Отдав мяч Онищенко, я тут же сделал то, что у нас называется забеганием, в расчете получить мяч от Володи обратно уже где-то в районе угла венгерской штрафной. Я даже слышал, как тренеры наши на скамейке рвали голосовые связки, требуя от Онищенко “вернуть мяч Мунтяну”. Однако Володя рассудил иначе и поступил в высшей степени непредсказуемо. За что едва не был задушен через несколько мгновений в объятиях счастливых партнеров…

       – Разумеется, я прекрасно понимал в тот момент, чего от меня ждал Мунтян, – это уже Онищенко, – и наверное, в 99 случаях из ста поступил бы “по-писаному” – вернул ему мяч. Хорошо, что не слышал, как меня костерили тренеры, а то бы, чего доброго, передумал бить. Мяч хорошо, плотно лег на подъем правой ноги, а все остальное решила внезапность: венгерский голкипер явно не ожидал такого поворота и среагировал слишком поздно.

ЗАГАДКА РАЗНЫХ ТАЙМОВ

       Впрочем, существует еще одна, шутливая версия, объясняющая, почему Онищенко пожадничал на 39-й минуте финального матча в Базеле и поспешил сам еще разок отличиться именно в первом тайме. Дело в том, что до этого лучший бомбардир динамовцев в розыгрыше Кубка кубков-74/75 уже забил шесть мячей. И все шесть – в первых таймах! Стало быть, у него не было никакого резона откладывать очередной гол на потом.

       Зато молодой партнер Онищенко по атаке, Блохин, до матча с “Ференцварошем” вратарей в этом турнире огорчал четырежды. И делал это исключительно во втором тайме, который венгерскому клубу еще предстояло отыграть против Блохина. Но вопрос заключался в другом: сумеет ли Блохин продолжить игру?

       – В раздевалке после первых 45 минут Лобановский спрашивал меня об этом, – признавался позже Блохин. – Вопрос, правда, ребром не стоял, хотя Валерий Васильевич вполне прозрачно намекнул: мол, может, не стоит рисковать больной ногой дальше, ребята и сами доведут начатое до конца. Конечно, я ничуть не сомневался, что доведут, только пусть уж лучше со мной. Второй такой игры в жизни может не быть. Не мог же я тогда заглянуть на одиннадцать лет вперед и узнать, что судьба подарит мне еще один точно такой же финал…

КОНЦОВКА СТАЛА ФОРМАЛЬНОСТЬЮ

       Появившись на поле после перерыва, венгерские футболисты дали понять, что терять им больше нечего, и бросились в атаку. Динамовцы были к этому готовы. Они сравнительно быстро остудили пыл соперников, перевели игру в спокойное русло, используя всю ширину поля и подолгу контролируя мяч.

       С каждой утекающей от “Ференцвароша” в вечность минутой становилось все очевиднее, что венгров не спасет никто и ничто. Уже не так быстр и азартен, как в начале игры, был Муха. Почти незаметными на поле стали Сабо и Мадьяр. Совсем сник и, захромав, попросил замену Нилаши.

       Киевляне же, хотя и действовали аккуратно и осмотрительно, жажды гола, как выяснилось, до конца еще не утолили. Почти идеальную возможность увеличить счет упустил Буряк – вместо удара сделал лишний пас на Блохина, в ногах у которого Геци накрыл мяч. Пулеметную серию ударов – правда, неточных – по венгерским воротам выдали Коньков, Онищенко, Колотов.

       И вот наконец она наступила – 66-я минута матча, звездная для Блохина. Мунтян из центрального круга нашел Олега пасом на привычном месте слева. Блохин устремился к воротам, обыграв по пути Юхаса, Мартоша и при входе в штрафную площадь “Ференцвароша” – Патоки. До ворот оставалось всего 9 – 10 метров. Торпедой вылетел навстречу форварду Геци. Но Блохин этой встречи ждать не стал: сильно пробил в ближний угол. И окончательно превратил оставшиеся полтайма в пустую формальность. 3:0! Все! Кубок едет в Киев!

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ СУПЕРКЛУБА

       14 мая 1975 года в 21.55 по среднеевропейскому времени 25-летний капитан киевского “Динамо” Виктор Колотов стал первым советским футболистом, прикоснувшимся к одной из святынь европейского клубного футбола. Президент УЕФА Артемио Франки перед Центральной трибуной стадиона “Санкт-Якоб” вручил киевлянам Кубок обладателей кубков. Изображение изящной серебряной вазы было выбито на золотых медалях, которые тут же получили все динамовские футболисты.

       На послематчевую пресс-конференцию тренеры команд-финалистов пришли, разумеется, в противоположном состоянии духа, однако оба дали игре одинаково высокую оценку.

       – Матч стал яркой пропагандой современного футбола, – сказал Валерий Лобановский. – Очень ценно, что игра, где на кон было поставлено так много, отличалась исключительной корректностью. Это заслуга обеих команд. При всем уважении к “Ференцварошу” мы все же нескромно считали себя фаворитами финала. И сделали все, чтобы это внутреннее убеждение было подтверждено игроками на поле.

       – Сыгранность киевских футболистов, их взаимопонимание и взаимовыручка – просто фантастика! – Ене Дальноки, хотя и был огорчен проигрышем, сумел воздать должное победителям. – Они превзошли нас во всех компонентах игры. Я снимаю перед “Динамо” шляпу и заявляю: в Европе появился еще один суперклуб.

КОНТРАБАНДИСТ ПЕТРАШЕВСКИЙ

       Пока динамовские отцы-командиры Лобановский и Базилевич около часа отбивали натиск репортеров, которым оказалось недостаточно официальной пресс-конференции, в киевской раздевалке началось главное: использование завоеванного кубка, что называется, по прямому назначение.

       Выяснилось, что Александр Петрашевский, один из тренеров динамовского клуба, нелегально провез в багаже команды через строгую швейцарскую таможню ящик советского шампанского. Самого дефицитного по тем временам – крымского, мускатного, коллекционного.

       Опытным путем немедленно было сделано важное открытие: полезная емкость Кубка кубков оказалась равной семи с половиной бутылкам шампанского. Наполненную до краев чашу пустили по кругу. Начали, как водится, по старшинству – с 33-летнего Рудакова Евгения Васильевича… А остатки, которые, по народной поговорке, сладки, достались самым “зеленым” (по возрасту, а не по мастерству) – Блохину с Буряком.

       Впрочем, одиннадцать лет спустя этим двум выдающимся футболистам судьба улыбнется еще раз, и тогда они, на правах ветеранов, шампанское из Кубка кубков пригубят уже первыми.

       Но то будет уже совсем другая история…

Источник: “Спорт-Экспресс”

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: