Терапия на грани фантастики

Свой вклад в выход ЦСКА в финал Кубка УЕФА внесла и Германия. Корреспондент “СЭ” побывал в реабилитационном центре близ Регенсбурга, где в ходе нынешнего евросезона лечились многие российские и украинские футболисты.

    “Равняйсь! Смирно!” – скомандовал ведущий специалист Eden Reha Хельмут Хоффманн, построив своих подопечных перед корреспондентом “СЭ” для фотосъемки. “Десант готов к отправке на Параолимпиаду, – продолжал он в шутливом тоне. – Но дайте время, и эти орлы смогут завоевывать медали и на обычных Олимпийских играх”.

    – А теперь, – обратился он ко мне, – ребята в вашем полном распоряжении.

    В центре, которым управляет физиотерапевт сборной Германии по футболу Клаус Эдер, группу пациентов в тот день составляли теннисист Михаил Южный, два легионера российской премьер-лиги армеец Дуду и Сибайя из “Рубина” плюс, футболист сборной Германии Йенс Новотны.

НОВОТНЫ ЗАРЕКСЯ ЛЕЧИТЬСЯ В АМЕРИКЕ

    – Судя по всему, колено не дает вам ни дня покоя, – обращаюсь к футболисту “Байера”. – Не устали мотаться по больницам?

    – Ничего не поделаешь. Травмы – неизбежная составляющая моей профессии. Есть в них – не удивляйтесь – и свои преимущества. Когда, например, в сборной Германии или “Байере” у кого-то из игроков возникают проблемы со здоровьем, заболевший первым делом идет за советом ко мне, и только потом – к доктору. Словом, все уважают мои богатые знания в медицинской области. А я ими с удовольствием делюсь.

    – Может, вам поменять профессию?

    – А что? Вполне мог бы! Считаю, что врач может добиться хороших результатов только тогда, когда сам пройдет через страдания. У меня же их было в избытке.

    – Как вам удается, не вешая носа, раз за разом возвращаться в строй?

    – Мне хочется играть, поэтому делаю все, чтобы иметь эту возможность. А еще, слава богу, болельщики меня не забывают. Как только вижу на стадионах транспаранты, на которых они пишут, что я нужен клубу, с утроенной энергией приступаю к восстановительным процедурам. Испытываю настоящее блаженство, когда снова, после длительного перерыва, появляюсь на поле. Года два назад я был вне футбола 15 месяцев. А когда вновь вышел на игру, мне стал аплодировать весь стадион, даже соперники не удержались. Впрочем, по моим подсчетам, на сей раз достижение будет мною перекрыто – на восстановление потребуется 16 месяцев, восемь из которых уже прошло. (“Случай у Новотны довольно серьезный, – чуть позже скажет мне Хоффманн. – Ситуация осложняется тем, что одна травма наложилась на другую, поэтому от нас, врачей, требуется в высшей степени осторожный подход”.)

    – Про американского хирурга Ричарда Стедмана, который делал вам первую операцию, пишут разное: одни им восхищаются, другие заявляют, что именно он нанес вашему здоровью большой вред. Вы-то сами как считаете?

    – Отвечу так: с тех пор зарекся ездить за океан и обращаюсь исключительно к отечественным специалистам. Тем не менее обвинять кого-либо не собираюсь. Дело в том, что в операциях такого рода допускается один процент брака. Мне просто не повезло, что именно я угодил в эту единицу.

    – Правда, что вы бегаете стометровку меньше чем за 11 секунд?

    – Скажем так – бегал. Теперь, после стольких операций, вряд ли мой результат будет прежним.

    – Как отнеслись к словам Лотара Маттеуса, который, скептически отозвавшись о ваших спринтерских способностях, заявил, что Новотны следует покинуть сборную Германии?

    – Я уже перестал обижаться на его высказывания. Лотар, еще когда сам играл за сборную, был слишком несдержан на язык. Таким и остался.

    – Перед чемпионатом Европы в Португалии сборная Германии во главе с Руди Феллером усиленно рекламировала пиво. Тренер “Байера” Клаус Аугенталер разрешает пить игрокам вино. А как же здоровый образ жизни?

    – Начнем с того, что пиво мы рекламировали безалкогольное. Что касается клубных дел, то тут вы правы: нам разрешено пить, причем столько, сколько захотим. Некоторые, конечно, пользуются вседозволенностью, но большинство моих коллег, как правило, меру все-таки знают. Я же вообще только коллекционирую вино, к содержимому бутылок не прикладываясь.

    – В истории “Байера” был еще и кокаиновый скандал с участием Кристофа Даума. Припоминаете?

    – Конечно. Мы тогда были шокированы случившимся. Не ожидали, что тренер замешан в таких темных делах. Но, смею вас уверить, на команде скандал не отразился. Мы не имели права опускать руки. Ведь нам как раз в то время пришлось играть в Лиге чемпионов со “Спартаком”. В России это, наверное, еще помнят.

    – Примерно в тот же период лондонский “Арсенал” предложил за вас “Байеру” 40 миллионов долларов. Почему вы отказались от перехода?

    – Не хотел покидать клуб, к которому привязался всей душой.

    – На Euro-2004, когда мяч оказался у вас, раздался финальный свисток, возвестивший о том, что вице-чемпионы мира досрочно покидают турнир. Очень горько было оттого, что португальская одиссея Германии оборвалась именно на вас?

    – Обиднее было другое: мы потерпели поражение от чехов, которые играли против нас, по сути, вторым составом.

    – Не скажете, куда подевались цепкие защитники, которыми раньше так славилась сборная Германии?

    – В больницах, как видите, лежат. Но шутки в сторону. На самом деле Юрген Клинсманн сейчас навел в сборной Германии порядок. Скоро с нашей обороной вновь будут считаться.

ИЗ ЮЖНОГО В РЕГЕНСБУРГЕ ПЫТАЛИСЬ СДЕЛАТЬ СПАРТАКОВЦА

    Следующим собеседником стал Михаил Южный, залечивавший в Регенсбурге травму колена.

    – Раз уж мы в футбольной компании, давайте начнем разговор с футбола, – предложил я теннисисту. – Не становился ли он для вас когда-нибудь причиной травм?

    – Становился. И этот эпизод послужил мне хорошим уроком. В 15 лет я выступал на теннисном чемпионате Европы среди юношей в Англии. И решил не отказать себе в удовольствии поиграть в футбол. Так кто-то из соперников ударил меня по ноге так неудачно, что пришлось сняться с турнира.

    – С тех пор в футбол не играете?

    – Ну это уж было бы чересчур. Продолжаю гонять мяч. Но, во-первых, веду себя осторожнее, а во-вторых, никогда не играю в футбол во время турниров. Еще два обязательных условия – знакомая компания и не очень большое поле.

    – Кстати, в футболе Михаил болеет за ЦСКА, а я – за “Спартак”, – вступил в разговор Борис Собкин, тренер Южного. – Мне никак не удается переманить его на свою сторону. Например, недавно Мише на ногу накладывали повязку белого цвета. Я сказал врачу: “Надо бы найти еще и красную”. Словом, хотел таким образом сделать из Южного спартаковца. Но он в долгу не остался. “Можете не стараться, – ответил он мне, – я уже заметил, где лежат синие бинты, так что, когда вы уйдете, сделаю все по своему вкусу”.

    – Я действительно болею за ЦСКА, – подтвердил Южный, – но, между прочим, когда меня попросили отправить Александру Кержакову посылку, в которой была специальная лангетка для сломанного пальца, я с радостью взялся доставить ее в аэропорт. Обидно только было, что через несколько дней “Зенит” обыграл армейцев. Хотя, как мне потом рассказали, выступал Кержаков все-таки не в той повязке, которую отправлял я.

    – Можете дать объяснение, почему вас в последнее время нередко преследуют травмы?

    – Если бы знал причины, наверное, сумел бы избегать травм. Но сейчас истоки неприятностей, боюсь, определить будет сложно, так как проблемы накапливались годами и только теперь дали о себе знать.

    – Не из-за того ли, что исповедуете довольно агрессивный теннис?

    – Не думаю, нет. Скорее всего, нагрузки в последнее время были больше, чем следовало бы.

    – Игрок сборной Германии Михаэль Баллак тоже часто бывает в Регенсбурге, и ему, как я знаю, помогает врач, использующий методы тибетской медицины. Судя по всему, футболист очень доволен результатами. Вы не пробовали пойти по его пути?

    – Ни разу. Пользуюсь традиционными методами. У нас очень хороший доктор в сборной России, выступающей в Кубке Дэвиса. Но он, увы, не всегда с нами.

    – Какая травма для вас наиболее неприятна?

    – Последняя. Травма колена (сейчас Южный уже возобновил выступления. – Прим. “СЭ”). Раньше испытывал проблемы со спиной – был сильный дисбаланс между правой и левой стороной. Мне показали комплекс упражнений, я начал заниматься, и сейчас спина не болит. Мучила травма кисти, но было понятно, что надо делать для избавления от нее. Колено же – статья особая. Обидно, что могу делать все, кроме игры в теннис. Если бы не профессия, может быть, и не заметил бы хворь. Но именно в том положении, когда ноги согнуты и я бью по мячу, колено начинает болеть.

    – В Америке не пробовали лечиться?

    – Нет. Первым делом отправился в ЦИТО, после чего некоторое время колено не беспокоило. Но потом, увы, все началось заново – как объяснили мне специалисты, возможно, из-за того, что я подсознательно берегу ногу, неправильно ее ставлю. А здешний врач даже сделал на первый взгляд совсем фантастическое предположение: дескать, проблемы могут идти от… гланд. Самое интересное, что пять лет назад они меня действительно беспокоили. Я еще думал – удалять или не удалять.

    – А как вообще вы оказались в Регенсбурге?

    – Здешний центр мне посоветовал мой менеджер, который сильно нахваливал Клауса Эдера. Что ж, теперь и сам вижу, что попал в руки большого профессионала. Кроме того, в близлежащей клинике доктора Айхорна профессор Штройбель сделал мне микрооперацию на колене, вычистил его. Оказалось, там было воспаление. Насколько я понял, коленная чашечка “ходила” неровно, ей что-то мешало. Теперь с этим все нормально, однако боль все равно осталась. У меня тут же возник вопрос: так ли нужно было хирургическое вмешательство? Но мне объяснили: не сделай я операцию сейчас, все равно пришлось бы делать ее через год.

    – Пообщавшись с врачами, не захотелось в будущем заняться спортивной медициной?

    – Нет. У докторов сумасшедший труд, и они не имеют права на ошибку.

ДУДУ ПОНРАВИЛИСЬ ТРЕНАЖЕРЫ, А СИБАЙЕ – ПОГОДА

    Армейцу Дуду за те дни, что он провел в Регенсбурге, здешний медицинский центр понравился. Бразилец самозабвенно работал на тренажерах и даже сетовал, что нагрузки могли бы быть и посолиднее. В середине мая легионер ЦСКА планировал, слетав на родину навестить семью, затем на некоторое время вновь появиться в Германии. К концу же весны игрок, по оценкам Хоффманна, должен был вернуться в строй.

    Соответственно и настроение у Дуду было весьма оптимистичным. На вопрос, не взял ли он с собой словарь русского языка, бразилец ответил
:

    – Нет. Я и так уже много знаю.

    После чего охотно продемонстрировал свой русский лексикон, состоявшийся из десятка слов. Скуки бразилец не испытывал, поскольку при желании в любой момент мог сам поехать в город.

    А вот казанский южноафриканец Сибайя выглядел прочно прикованным к реабилитационному центру, поскольку из-за повреждения обоих менисков и боковой связки вынужден был передвигаться на костылях. Но и у него, несмотря на серьезный характер травмы, период вынужденного отлучения от футбола не должен затянуться слишком уж надолго. По мнению Хоффмана, в начале июня рубиновец сможет приступить к тренировкам, а к концу первого летнего месяца Сибайя будет способен выйти на поле. А планы на май у футболиста были примерно такие же, как у Дуду: слетать на родину и вернуться в Регенсбург для продолжения процедур.

    – Очень уж погода в Германии пришлась мне по душе, – поделился Сибайя неожиданным признанием.

    …Перед отъездом из Регенсбурга я заглянул в находящийся рядом с реабилитационным центром известный музей “Валхалла”, где собраны скульптуры самых знаменитых людей Германии. Выяснилось, что каждые десять лет специальная комиссия решает, кто из соотечественников заслужил право быть включенным в экспозицию. Говорят, на очереди Франц Беккенбауэр, если сможет достойно провести чемпионат мира 2006 года. Но, думаю, многие пациенты реабилитационного центра, дай им право голоса, рекомендовали бы другого немца – Клауса Эдера, вернувшего им здоровье.

Источник: “Спорт-Экспресс”

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: