Валентин ТРОЯНОВСКИЙ: “Прошло три года, но всем по-прежнему не хватает Лобановского”

       Их фамилии почему-то всегда были связаны одна с другой: то ли по мелодике звучания, то ли согласуясь с легендой о киевском “бразильськом” футболе. На самом деле, они совсем разные: один – длинноногий и рыжий, другой – небольшой, косолапый задиристый крепыш. Да и на поле у них были совсем разные функции. Словом, связка Лобановский-Трояновский была настоящим “брендом” динамовского футбола.

       – Валентин Николаевич, помните сколько народу пришло проститься с Лобановским?

       – Иначе и не могло быть: Валерий был личностью с большой буквы! Его величие в том, что он “до мозга костей” был предан футболу. Помню, как на нашей старенькой базе, на Нивках, он после тренировки оставался еще на пару часов отрабатывать фирменные финты и подрезки.

       – Как вы познакомились?

       – Когда в 60-м “Динамо” проиграло 1:5 “Адмиралтейцу”, Соловьев меня в очередной раз вызвал из Винницы. В первой же моей игре за основу динамовцы выиграли у вильнюсского “Спартака”. Лобановский забил гол. Я тоже отличился. “Третьим был” Каневский.

       – Как вышло, что вы, жившие в одном районе Киева, до этого не встречались?

       – Представьте, ни в детях, ни в юношах. Я очень рано попал в динамовский дубль, откуда меня за “нарушение спортивного режима” очень быстро перевели сначала в “Колхозник” (Ровно), а потом в винницкий “Локомотив”. Мне там нравилось и в Киев я возвращаться не хотел, но Жилин уговорил – иначе бы его “съели”.

       – Ходят легенды, что “без Трояновского не было бы Лобановского”.

       – Валя часто уходил за мячом назад. А получив от меня мяч, “своего” защитника спокойно “убирал”. Главное было -сделать ему точную передачу в ноги. Сейчас могу признаться, что делал я это частенько в ущерб команде… Валя говорит: “Валет, ты меня видишь?” “Вижу!..” И отдаю пас. А “Серебро” с правого фланга кричит: “Tы что, не видишь?..” Но ведь с Валей мы жили в одной комнате и дружили: как я ему мог не дать пас. В футболе такое часто бывает…

       – Но вы вроде бы совсем разные люди: и по росту, и “по цвету”, и по образованию…

       – Трудно сказать, почему мы сдружились? То ли нас левый фланг объединил, то ли, потому что мы оба были застенчивыми и сторонились веселых компаний. Во всяком случае, на всех сборах, в поездках, за границей – мы жили в одной комнате.

       – А на базе?

       – Там я квартировал вместе со Щегольковым и Базилевичем.

       – Чем же вы занимались в свободное время?

       – О футболе он мог говорить день и ночь. Обсуждали фильмы, интересовались девушками… Правда, дальше телефонных разговоров не заходили.

       – Вы сказали, что Лобановский был застенчивым…

       – Внимания окружающих сторонился – точно. Помню, у него уже была машина, и мы выезжали куда-нибудь за город отдохнуть. Так, пока не найдем совершенно безлюдное место, из машины не выходили. Может Валя смущался своей рыжей шевелюры – не знаю. А как-то в Душанбе зашли на базар, и там его узнали, начали одаривать арбузами, дынями и виноградом. Так он сбежал. Однажды в Москве пошли на стадион “Динамо” в качестве зрителей, а билеты участников забыли в гостинице. В кассах огромные очереди: мы, было, сунулись – куда там! Повернули назад. И тут кто-то из болельщиков его узнал, подняли крик: “Лобановский!” И потащили через проход. А за его счет и я прошел на стадион.

       – Неужели он не любил славу?

       – Наверное, с удовольствием на кухне слушал о себе передачу по радио. А на людях тушевался. В автобусе меня всегда сажал к окну, а сам – рядом, чтобы его с улицы не увидели. Вообще не любил ничего коллективного: ни собраний, ни культпоходов, даже общую зарядку делал в одиночку, в сторонке.

       – Говорят, был страшным “режимщиком”?

       – Не употреблял спиртного, не курил, зато очень много пил воды. Хотя нам это запрещали. Не любил физические упражнения, предпочитая работу с мячом. Однако кроссы бегал лучше всех.

       – А на поле выглядел каким-то неуклюжим…

       – Я считаю, что в истории советского футбола он был левый крайний “номер два” – после Миши Месхи. И это – без всяких скидок на нашу дружбу. Кстати, на Вале проверяли московских защитников: если хорошо сыграл против Лобановского – брали в сборную.

       – За что, по-вашему, Маслов убрал его из “Динамо”?

       – За характер, наверное. В 1964, после поражения в Москве от “Спартака” его впервые в жизни заменили. Возвращаемся в гостиницу, и тут он начал собирать вещи: “Все! Уезжаю в Киев”. “Валик, ты что – с ума сошел?” Забрал я у него сумку, кое-как успокоил. Следующая игра в Ярославле. Мы выигрываем – 3:0, Лобановский забивает гол и делает голевую передачу… Обычно Маслов редко делал разбор игры “по горячим следам”, а тут, несмотря на то, что красиво победили, почему-то вдруг устроил собрание: “Все – дерьмо, один Серебряников здорово сыграл”. Лобановский встает и говорит: “Ну, раз он один играл, то пусть один и играет”. После этого Валика в состав больше не ставили. Тренировался он без команды, в одиночку. Правда, однажды Соловьев, который тренировал тогда олимпийскую сборную, настоял, чтобы Валю выставили в основе – для просмотра. Маслов сдался – выставил. К сожалению, Лобановский, который около месяца не играл, в том матче себя не проявил.

       – Говорят, когда Лобановский уже был “на сходе”, известный спортивный обозреватель Аркадий Галинский “сватал” его в ЦСКА?

       – Да, водил нас к Бескову. Там, кстати, мы познакомились с писателем Симоновым… За чаем Константин Иванович рассказал, что собирает в ЦСКА хороших ребят и не прочь бы поработать с Лобановским. Но мы были аттестованы в МВД, а оттуда не отпускали. Да и из Киева мы уходить не спешили.

       – Потом ваши пути-дороги разошлись: Лобановский с Базилевичем перебрались к Войнову в “Черноморец”, а вы снова оказался в Виннице…

       – Моя судьба складывалась иначе, чем у Валеры. Не удалось в свое время получить хорошее образование, да и характера, если по-честному, не хватило. Я не был “режимщиком”, как Лобановский. Потому, наверное, оказался на Сахалине.

       – Конечно же, следили за успехами своего друга. А не возникали сомнения в правильности постановки дела в командах Лобановского?

       – Никогда. У Валерия Васильевича свое видение футбола. В последнее время я, по его примеру, все больше статистикой интересуюсь. Лобановского часто обвиняли в увлечении цифрами, но ведь они не обманывают. Правда, цифрами тоже надо умело пользоваться. Статистика как раз и подтверждает величие Лобановского. Лобановский был в футболе диктатором. Но не потому, что имел неудобный характер, а потому, что раз и навсегда следовал своим правилам игры. И те, кого он убеждал по этим правилам играть, в конце концов, становились суперигроками…

       – Но не все выдерживали его нагрузки…

       – Как-то в 71-м мы встретились на сборах в Сочи. Я тогда играл в Южно-Сахалинске. Посмотрел на тренировки его “Днепра” и страшно стало – настоящий ад! А игроки ко мне подходят и говорят: “Валет, хоть ты ему скажи – загонит, ноги протянем!..” За чашкой чая я ему об этом намекнул. “Да, если они не будут бегать, – сказал Лобановский, – чего тогда будут стоить!” Он оказался прав. “Днепр” при нем вышел в “вышку”. Лобановский ведь не только “выжимал соки” из футболистов и насаждал строжайшую дисциплину, как на поле, так и вне его – он ведь и создавал команде нормальные бытовые условия. А слово его было – закон!

       – Теперь все увидели, что без тренера тяжело…

       – Сидеть на трибуне или возле телевизора – одно, а оказаться в роли тренера – совершенно другое. Наглядный пример этому Михайличенко: наверное, когда он сидел слева от Лобановского, то и тренерская скамейка не казалась ему горячей – щелкал семечки и наперед знал, как будет развиваться атака, как сыграют защитники… Все видишь и все знаешь! А иногда даже может показаться, что знаешь больше главного!.. А стоило оказаться без Валерия Васильевича – один на один с полем – оказалось, что под ним – самый настоящий “электрический стул”!..

       – Кстати, о Михайличенко: как вы думаете, ему не хватило опыта самостоятельной работы, или чего-то другого?

       – Для меня мягкий человек в роли тренера – кандидат на отставку. Мужской коллектив требует жесткости в обращении. Футболисты во все времена норовили “сесть на шею тренеру”, а сегодня, когда каждый из них получает столько денег, что сам в состоянии содержать команду, попробуй с ними совладать! Надо иметь сильный характер.

       – Ну, уж Сабо, наверное, трудно упрекнуть в мягкотелости.

       – Видимо, не так просто работать с иностранцами, говорящими на разных языках. Могу привести еще примеры. Никита Павлович Симонян – замечательный игрок, человек отличный, добивался успехов на тренерском посту. Но его законное место – “второй пилот”. В “Черноморце” был Николай Петрович Морозов, бывший тренер сборной СССР на чемпионате мира в Англии, где наши сумели стать четвертыми. Ему тоже твердости характера не хватило, чтобы стать первым.

       – Но и при Лобановском “Динамо” дважды ведя в счете, проигрывало тому же “Шахтеру”, уступало “Дортмунду”, “Баварии”…

       – Наверное, не все игроки сегодняшнего “Динамо” в состоянии сыграть “через не могу”. А в большом спорте все надо делать на пределе своих возможностей. Вспомним, как сражались на поле Василий Турянчик, Федор Медвидь, Йожеф Сабо, Володя Щегольков. Да от “Щегла” нападающие убегали на противоположный фланг – такое он производил на них неизгладимое впечатление. Были люди. Мне нравилось, как сражался за Киев Ващук. Но затем он наделал много глупостей – устал, наверное. Старается Гавранчич – вот только бы ошибок у него было поменьше! Много надежд возлагали на Леко, Базилевич даже видел в нем второго Колотова. Но что-то не получается. В лидеры после ухода Калитвинцева вроде выдвинулся Белькевич, который несколько лет становился лучшим в Украине. Но, если верить Сабо, динамовцы-молодожены очень долго восстанавливают свои кондиции. Жаль, если стать “киевским Зиданом” Валику не суждено… Мне нравится Шацких – настоящий центральный нападающий. Но временами кажется, что он попросту “отбывает номер”. Трудно представить такое при Лобановском.

       – А может, Шацких не хватает своего Трояновского?

       – Подождем – авось разыграются Белькевич или Чернат. Но нынешнему “Динамо” не хватает не только хорошего “плеймейкера” – команде нужно восстановить динамовский дух. Мало вспоминать стариков лишь по праздникам да в дни юбилеев: ветеранам еще вполне по силам поработать во славу динамовского футбола. Сколько нас осталось, тех, которые играли в “Динамо” – одна скамейка. Но мы ведь – члены одной семьи, нам и лишний раз встретиться не мешает, и поговорить о футболе хочется. Помню, когда-то Олега Макарова в честь какого-то юбилея наградили пожизненным пропуском на трибуну. Возможно, было бы правильно на Байковом кладбище зарезервировать места для футболистов. Хоронят же на центральной аллее партийных и государственных деятелей, писателей и артистов. Есть и воинский участок. В последнее время мы с женой цветочки несем и Лобановскому, и Банникову, и Войнову. Олег Макаров и Вадим Соснихин – лежат рядом. К Леше Островскому в колумбарий хожу. А вот к Колотову ехать далеко – аж на Лесное. Где лежат Володя Ерохин и Виля Щербаков даже и не знаю. А хочется отдать почести всем. Заслуженные почести.

Максим МАКСИМОВ, газ. “СЭ в Украине”

Источник: Динамо Киев от Шурика

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: