Стефан РЕШКО: “Рукоплескал нам почти весь стадион”

       Даже если бы в его богатом послужном списке не было множества иных ярких матчей, этот игрок имел бы право вписать свое имя в историю советского футбола за один только поединок с “Баварией”, в котором на кону стоял Суперкубок УЕФА. Точнее – за дуэль с легендарным немецким форвардом Гердом Мюллером. Слыханное ли дело: 9 сентября 1975 года за девяносто минут игры на Олимпийском стадионе в Мюнхене супербомбардир, наводивший ужас на любую самую прочную оборону, не создал воротам гостей ни одной реальной угрозы. Мюллера начисто переиграл динамовский защитник Стефан Решко…

ПРОСТОТА И НАДЕЖНОСТЬ

       Он был внешне небросок в игре, но, имея массивные ноги и истинно футбольный торс, умело пользовался этим богатством. Хорошо знал потолок своих возможностей и никогда не старался придумать что-то, что бы этим возможностям не отвечало. Благодаря этому уровень надежности защитника был необычайно высок.

       “Бывало, злые языки, намереваясь уязвить Решко, говаривали в 1975 году, что “Киев играет вдесятером”, намекая на отсутствие в игре Стефана оригинальной техники, яркости действий, умения привлечь к себе внимание публики, но забывая при этом почти совершенное владение тактическим арсеналом, строгость в выполнении тренерских заданий и способность исключительно чисто играть в отборе – качества, которым могли бы позавидовать многие сегодняшние защитники, – характеризовал Решко Валерий Лобановский. – Молчаливый по своей натуре, добрый и справедливый человек, в бытность игроком Стефан безропотно переносил все предлагавшиеся на тренировках нагрузки, ворчал про себя, когда было совсем уж невмоготу, но терпел и терпением своим заражал партнеров, читая в их глазах уважение к способности выдержать, казалось бы, невероятное”.

       Последнюю сентенцию сам Стефан Михайлович, которого в дни празднования юбилея первой победы “Динамо” в Кубке кубков мы попросили вспомнить что-то из наиболее запомнившегося ему в том турнире, так прокомментировал в начале своего монолога:

       – Тренировочные нагрузки, которые нам доводилось переносить, порой, откровенно говоря, доводили до изнеможения. При всей любви к футболу организм восставал против них. Мы пребывали в странном состоянии. С одной стороны, ждали, что тренеры допустят слабину и пожалеют нас, с другой же, этого… не хотелось. Если бы дождались, то непременно воспользовались бы поблажкой – таков уж человек. Но пощады нам не было. Может, это и стало причиной побед – в Кубке кубков, а затем и в Суперкубке.

ЛИШИТЬ СОПЕРНИКА КРЫЛЬЕВ

       – Удивительна все-таки человеческая память: тридцать лет прошло, а я до сих пор в мельчайших подробностях помню и все наши матчи в европейском турнире, и то, что было вокруг них.

       Скажем, такой факт. Едва ли не с первых дней своей работы в “Динамо” Валерий Лобановский и Олег Базилевич внесли принципиальную поправку в игру линии защиты. Прежде, например, считалось, что самое опасное – это пропустить атакующего соперника в центр штрафной площадки. В самом деле, из этого сектора открывается хорошее поле для обстрела ворот. Поэтому золотым правилом было: крайний защитник, встречая форварда, обязан прижать его к боковой линии (а там пусть идет хоть до углового флага!), то есть отдалить от ворот и лишить оперативного простора. Пусть у него останется только одна возможность – выполнить прострел. Разумеется, и прострел опасен, но все же не так, как удар с позиции против ворот, в упор.

       Наши тренеры выдвинули новую тактическую концепцию: крайний защитник обязан закрыть перед нападающим бровку, вынудить его двигаться к центру штрафной площадки. Почему? Да потому что там обычно скопление игроков, пройти сквозь их ряды труднее. Да и обыграть нескольких соперников сложнее, чем одного защитника на фланге. Пусть идет в центр, там его встретят! Если же на него двинется вся защита, обнажая противоположный фланг, а взятый “в клещи” форвард успеет перебросить мяч туда, тогда получившего пас противника должен встретить свободный защитник, не участвовавший в оборонительных действиях. Кроме того, центральные защитники за это время успеют развернуться и, таким образом, нового нападающего уже будут встречать снова как минимум трое игроков.

       И еще одно: у крайних защитников как бы развязываются руки, они могут позволить себе чаще подключаться к атаке своей команды. Словом, речь шла о том, что защита – это, конечно, щит, но подвижный и эластичный, который служит основой для контратаки. Вот в таком плане и было задумано сыграть уже на старте Кубка кубков – в матчах с болгарским ЦСКА. И эта тактика оправдала себя: хоть и с минимальным счетом, но мы дважды праздновали успех.

       Говоря о новинках, привнесенных в “Динамо” Лобановским и Базилевичем, отмечу, что сезон 1975 года мы, по сути, начали в декабре предыдущего, когда после короткого отдыха приступили к индивидуальному выполнению плановых заданий тренеров. Это была новая форма работы, суть которой сводилась к принципу: ни одного потерянного часа. Поэтому, когда сразу после Нового года команда собиралась вновь, все мы были в той форме, которая позволяла немедленно, без раскачки, включиться в работу. Потекли обычные тренировочные будни. С той лишь разницей, что нагрузки сразу оказались очень высокими. Но этому не следовало удивляться: вскоре предстояли четвертьфинальные матчи Кубка кубков с турецким “Бурсаспором”. Точность тренерского расчета подтвердили итоги этих встреч: 1:0 на выезде и 2:0 – в Киеве. Правда, тут я в своем повествовании чуть забежал вперед. Чтобы выйти на турок, осенью нам довелось преодолеть очень не простой барьер – западногерманский “Айнтрахт”.

ПРАВОФЛАНГОВЫЙ ТРОШКИН

       – Хоть мы и обыграли соперника в первом матче на его поле со счетом 3:2, все, конечно же, решалось в Киеве. Каким был ажиотаж в столице Украины накануне ответной встречи – словами передать невозможно! Тысячи болельщиков потянулись на берега Днепра со всех уголков Союза. О чем говорить, если стадион посетил сам Дед – Виктор Александрович Маслов, под руководством которого “Динамо” когда-то стартовало на международной арене. Перед матчем он прогнозировал нашу победу, и слова этого умудренного опытом специалиста сбылись.

       В том матче мы забили один из самых быстрых голов в еврокубковой истории “Динамо”. Когда Онищенко добил мяч, отраженный вратарем немцев после удара Матвиенко, со стартового свистка прошло всего 52 секунды! Володя отличится еще раз, став героем поединка, наряду со своим тезкой Трошкиным. Как сейчас помню: в одном из эпизодов, приняв мяч на правом фланге в зоне защиты, “Троха” спринтерским рывком пошел вперед, на скорости обыграл двух соперников и, чуть сместившись влево, мощно пробил. Вратарь в неимоверном броске парировал мяч, но зрители бурной овацией приветствовали высочайшее индивидуальное мастерство нашего правого “линейного”.

       Кстати, замечу, что и в полуфинальных поединках с голландским “Эйндховеном” Володя своими стремительными проходами по правому краю постоянно наводил панику на оборонительные порядки соперника. В первом матче дважды эффективно сработала его “дуга”, когда после фирменных передач из угла поля отличились Колотов и Блохин.

       А разве забудется его решающая игра в Базеле, где в соперничестве с “Ференцварошем” был завоеван Кубок кубков, или два матча за Суперкубок УЕФА с мюнхенской “Баварией”, когда Трошкину пришлось играть против восходящей звезды мирового футбола – Карла-Хайнца Румменигге! Владимир не только надежно прикрыл “свой” фланг, но и, как обычно, своевременно и весьма полезно подключался к атакам.

“ТАК ОНИ НАМ ЗАБИЛИ?..”

       – На чемпионате мира 1974 года голландская сборная вызвала всеобщее восхищение своей удивительной игрой, подарив миру так называемый тотальный футбол, – продолжает Стефан Михайлович. – А наши соперники по полуфиналу Кубка кубков как раз лидировали в чемпионате страны, игроки которой затмили тогда признанных кудесников кожаного мяча – бразильцев, англичан, итальянцев и даже немцев, хоть и проиграли им финал мирового первенства.

       И все же голландцы нас, кажется, побаивались. Едва сойдя с трапа самолета в Борисполе, тренер “Эйндховена” Рейверс вынул прошлогоднюю фотографию боевого состава “Динамо” и с ней в руках обратился с вопросами к встречавшим его представителям нашей команды. “Веремеев дисквалифицирован на один матч. Кто его заменит? Конькова у вас не было в прошлом году, какая у него позиция?” Невысокий немолодой человек в очках, во всем облике которого не было и намека на его близость к спорту, казался серьезным, как бухгалтер при составлении годового отчета. Как оказалось, не зря. На следующий вечер мы просто смяли грозного соперника своим натиском – 3:0!

       После первого тайма ведем два мяча. В раздевалке – тишина, нет сил даже на эмоции. Нарушил молчание Колотов: “Ребята, надо удержать победный счет!” Спустя пару минут – Лобановский: “Еще один неплохо бы забить. Для уверенности!”

       Мы сделали все, как просил Васильич. Правда, убедительная по счету победа стоила нам стольких физических и моральных сил, что после финального свистка ориентацию теряли даже самые стойкие и уравновешенные из нас. Например, Колотов. Более молчаливого человека в жизни не встречал. Сам я немногословен, но таких не видел. Если он говорил, то только по делу, ни одного лишнего слова. В глаза мог сказать любому все что о нем думает. Порой адресату неприятно было, но что поделаешь, все верно и сказано человеком, к которому претензий почти никогда и ни у кого не возникало и возникнуть не могло – ни в быту, ни на тренировках, ни в игре.

       Пожалуй, вернее всего охарактеризовал Колотова Валерий Лобановский, сказав, что о работоспособности Виктора ходили легенды. “Шутники утверждали, что, если нужно, он и третий тайм отыграет, и четвертый, причем с той же неутомимостью, что и первые два, – написал Валерий Васильевич в своей книге “Бесконечный матч”. – Но если обычно футболисты стремятся хоть какие-то крупицы сил сберечь, то Колотов выкладывался за полтора часа весь, без остатка. Он знал, что ему работать 90 минут и работал на полную катушку, доводя себя до состояния невменяемости”.

       После матча с “Эйндховеном”, уже помывшись, но все еще не придя в себя, обессиленные, сидим мы в креслах. Сил нет даже на разговоры. И тут выходит из душа Колотов, обводит всех туманным взглядом и вдруг вполне серьезно спрашивает: “Так они нам забили или нет?!” На секунду зависла пауза, затем вся раздевалка взорвалась хохотом. Во внутреннем дворике Республиканского стадиона, как нам потом рассказывали, он был принят за проявление неуемного восторга. “Ну ты даешь, капитан! – воскликнул Володя Мунтян. – Счет – 3:0, если, конечно, судья им голик в протокол не вписал”. Знаете, как Колотов отреагировал на эту ситуацию? Сказал только одно слово: “Понятно…” И снова отправился в душевую.

“СКОЛЬКО ВЕСИТ ЭТА ЧАШЕЧКА?”

       – Матч с венгерским “Ференцварошем” в финале Кубка кубков, сыгранный нами 14 мая 1975 года на стадионе “Санкт Якоб” в Базеле, несомненно, стал одним из главных не только в карьере того состава “Динамо”, но и, наверное, в истории клуба вообще.

       Игра была назначена на среду, а мы прилетели в Швейцарию в воскресенье. Поселились в отеле “Интернациональ”, наверное, лучшем тогда в городе. Сразу же пошли знакомиться со стадионом, на котором сборная Венгрии в матче чемпионата мира 1954 года разгромила команду ФРГ – 8:3. Скромный старенький стадиончик в некоторых местах казался даже обветшалым. Арена чисто футбольная – трибуны буквально нависают над полем.

       Как играет “Ференцварош”, мы себе, в принципе, представляли. Накануне Лобановский побывал в Венгрии, посмотрел матч с участием нашего будущего соперника в национальном чемпионате, привез видеозапись. Главный вывод, к которому мы пришли: у команды хорошо отлажена оборона, поэтому массированной атакой ее не удивишь.

       По всему Базелю были расклеены афиши матча. Название нашей команды стояло на первом, “хозяйском”, месте. Как объясняли швейцарцы, это было сделано с умыслом – чтобы еще выше поднять статус матчей… сборной Швейцарии с командой Советского Союза (мы тогда играли в одной отборочной группе чемпионата Европы).

       Врезалось в память, как на одной из прогулок по Базелю Володя Трошкин, известный в команде острослов и любитель подначек, остановившись перед афишей предстоящего поединка, ткнул в изображение Кубка кубков и, обращаясь к Лобановскому, спросил: “Васильич, а сколько, по-вашему, весит эта чашечка?” – “Какое это имеет значение?” – последовал вполне предсказуемый ответ тренера. “Для вас, может быть, и не имеет, а мне ее тащить в раздевалку. У нас ведь как, если что тяжелое, пусть Трошкин тащит, он здоровый!..”

       А вот Володе Веремееву было не до смеха. Две желтые карточки, показанные ему испанским рефери Ибаньесом в полуфинале в Эйндховене, означали удаление и автоматическую дисквалификацию на решающий поединок. Володя бродил вокруг поля с официальной повязкой “Пресса” и фотоаппаратом “Смена” в руках. В интервью говорит, что отщелкал две или три пленки. Правда, его снимков с того матча мы так никогда и не увидели…

       Одной из главных наших проблем накануне матча с “Ференцварошем” был, пожалуй, вопрос участия в нем Блохина. Никто не спорит, тогда у нас действительно была команда звезд. И все же Олег являлся для партнеров знаковой фигурой. Получив тяжелую травму в последнем перед финалом поединке – в Ереване против “Арарата”, он вышел от врачей с несколькими швами и туманной перспективой. Нет, для медиков-то все было предельно ясно: никакого футбола для Блохина и быть не может в течение двух недель. Но надо не знать Олега, чтобы подумать, что он не вышел бы на ту игру!

       Верили в его выздоровление и все мы. Утром, в день матча, ему сняли бинты с травмированной ноги, извлекли швы, Олег попрыгал – боли, вроде, не ощутил. По крайней мере, так сказал. Допускаю, что и слукавил, лишь бы выйти на поле. Но игру он выдал, как всегда в тот сезон, звездную.

       В первом тайме один из пасов Олега на Онищенко оказался голевым. В перерыве Лобановский поинтересовался у Блохина его травмированной ногой – мол, сможет ли играть дальше. Да разве мог тогда Олег ответить что-то другое, кроме как: “Все отлично!” Даже если это было и не совсем так, все равно: и тренер, и все мы ожидали именно такого ответа от лидера атак нашей команды. “Хорошо, – сказал Лобановский, – только не лезь в гущу. Сам видел, как там сильно бьют”.

       Не лезь… И тренер, и сам игрок понимали, что это были просто слова. Блохин, конечно же, лез, и именно в самое пекло борьбы! Наградой ему стал отличный гол, забитый в его фирменном стиле, после сольного прохода. То была победная точка. Мы выиграли – 3:0! Рукоплескал нам почти весь стадион. Только из сектора, где сидели венгерские болельщики, во время нашего круга почета с кубком неслись проклятия и бутылки. Но испортить нам настроение в тот чудный вечер не могли ничто и никто. А крымское “Мускатное”, ящик которого привезли в Базель наши администраторы, было вкусным, как никогда. То был вкус победы!

Источник: “Киевские Ведомости”

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: