Шандор ВАРГА: “Белькевичу стоит сменить клуб”

       Встречу с одним из самых известных агентов ФИФА Шандором ВАРГОЙ считаю своей журналистской удачей. Во-первых, люди, серьезно занимающиеся подобным видом деятельности, в дополнительной рекламе, раскрутке и прочих PR-кампаниях не нуждаются – их и так отлично знают те, кому сие необходимо в силу профессии. Кстати, это интервью вряд ли состоялось бы, если бы не рекомендация теперь уже, к сожалению, бывшего главного тренера минского “Динамо” Юрия Шуканова. Он замолвил за меня словечко перед гражданином Венгрии, живущим сейчас на Лазурном берегу Франции, в Антибе – городе, где шикарной недвижимостью владеют опальный олигарх Борис Березовский и хозяин лондонского “Челси” Роман Абрамович. Правда, у моего интервьюера пока нет особняка в частной собственности – его семья снимает довольно скромную, по тамошним меркам конечно, квартиру. Во-вторых, Шандор, отпраздновавший в минувшее воскресенье полувековой юбилей, – замечательный собеседник и рассказчик. У нашего экс-соотечественника в загашнике сонмище интересных историй, остается просто включить диктофон. Досадно только, что в День Победы времени у Варги было в обрез: полтора часа перед матчем столичного “Динамо” с “Неманом” и минут пятнадцать после его завершения.

       …Единственное, жизнь порой вносит весомые коррективы. Кто еще 9 мая мог подумать, что всего через неделю на капитанском мостике чемпиона произойдут настолько глобальные изменения? Думаю, таковых провидцев было немного… Поэтому я и решил оставить размышления агента ФИФА о минском “Динамо”, о том, какими видятся ему со стороны взаимоотношения между Юрием Чижом и Юрием Шукановым. Тем паче тема “босс – подчиненный” актуальна всегда и в любом коллективе, вне зависимости от персоналий.

       – Шандор, наверняка вас привело в Минск не праздное любопытство?

       – Как ни странно, я, рожденный в СССР, в закарпатском селе Вышково, долго проживший на Украине и получивший высшее образование в Москве, раньше никогда не посещал Беларусь, хотя объездил весь мир…

       Сразу необходимо сделать одно нелирическое отступление, которое добавит дополнительные штрихи к портрету Шандора Варги. Он учился во Львовском институте физкультуры, но его отчислили по политическим мотивам с формулировкой “за связь с националистическими группировками”. Тем не менее в Московский центральный институт физкультуры Варгу приняли, он его закончил, а затем защитил кандидатскую диссертацию на тему “Оценка игровой деятельности футболистов”.

       – Знаете, что интересно? Если бы моя бабушка была жива, она могла бы иметь гражданство шести стран, не выходя из собственного дома. Считайте сами. Она родилась во времена Австро-Венгерской монархии. Потом эта территория Закарпатья вошла в состав Чехии, затем – Румынии, перед второй мировой войной стала частью Венгерской республики, после ее окончания – СССР, а сейчас – Украины…

       – Это лишний раз подтверждает правоту Булгакова, что “причудливо порой тасуется колода жизни”…

       – Нет, в самом деле, я удивлен, что впервые в Минске. Ведь после вуза трудился в комплексной научной группе, помогал в сборных Малофееву и Лобановскому. Я знал многих игроков минского “Динамо” середины 80-х, составлявших костяк олимпийской команды Советского Союза. Это были отличные ребята, а Сергей Алейников являлся в то время моим близким другом. Мы до сих пор дружим, и очень рад, что имел отношение к подписанию им контракта с туринским “Ювентусом”. Уже работая вторым тренером сборной Венгрии, на одной из конференций разговорился с Дино Дзоффом, тогдашним наставником “Старой синьоры”, который посетовал, что Сашу Заварова никто в команде не понимает. Я и порекомендовал, чтобы он обратил внимание на Сережу. Дзофф ко мне прислушался, а переход Алейникова из минского “Динамо” в “Ювентус” стал в принципе моим первым шагом на пути в футбольные агенты.

       Впрочем, я не ответил на первый вопрос. Оно и неудивительно: меня переполняют сплошь позитивные эмоции, а ощущения такие, словно вернулся в юношеские годы. В белорусскую же столицу приехал по приглашению председателя правления минского “Динамо” Юрия Чижа.

       – Вы говорите по-русски чисто и грамотно, хотя с заметным акцентом.

       – В Закарпатье проживает примерно триста тысяч моих соотечественников. Я вырос в семье, где говорили только по-венгерски, окончил венгерскую школу. Затем выучил русский и украинский, знаю также французский, мой рабочий язык – английский. Кроме того, пришлось изучить в большей или меньшей степени арабский, поскольку я десять лет жил в Саудовской Аравии.

       – Однако…

       – В принципе английского и русского мне вполне хватает.

       – Когда вы окончательно решили, что футбольный агент станет вашей профессией?

       – Для того имелись объективные причины, да и голос свыше пару раз намекал: а не испытать ли тебе, Шандор, свои силы в этой ипостаси? Вы же знаете тренерский удел: сегодня ты работаешь с командой, а завтра тебя выгнали…

       Как я уже говорил, наша семья десять лет прожила в Саудовской Аравии, куда мы приехали с позволения короля Фадха (мой собеседник был консультантом сборной, тренировал местный клуб. – С.О.). В те годы между Венгрией и этой страной еще не существовало дипломатических отношений. Моя супруга, дочери – пятилетняя Каролина, шестилетняя Виктория – и я стали первыми венграми, надолго обосновавшимися в Саудовской Аравии. Понятно, что венгерской школы там по определению быть не могло, поэтому дочки пошли в английскую. Поначалу им приходилось несладко (у нас в семье два государственных, скажем так, языка – русский и венгерский, так как жена – коренная москвичка), но постепенно все наладилось. Учились они очень здорово, и я задумался о тренерской доле. Ведь в случае моего увольнения нам, не исключено, довелось бы покинуть Саудовскую Аравию, переехать в другую страну, а Каролина и Виктория вынуждены были бы идти в новую школу… Все в жизни делаешь ради детей, семьи, вот и решил стать футбольным агентом. Эта работа тем и хороша, что ты сам себе хозяин. Да, у тебя нет стабильной зарплаты, зато профессия агента полностью соответствует моей философии, образу жизни. Например, я около года устраивал Олега Лужного в “Арсенал”, мои затраты составили порядка пятидесяти тысяч долларов. И если бы контракт сорвался, потерял бы эти деньги. Однако при успешном завершении переговоров можешь потом хоть полгода не работать…

       Считаю, то решение себя оправдало. Сегодня Виктория – студентка первого курса Кембриджа, лучшего в мире университета. Она занимается на факультете “Land Economic”, где готовят финансистов, юристов и экономистов в одном, скажем так, дипломе. Поступить на него неимоверно сложно – принимают лишь сорок абитуриентов из сотен, а то и тысяч желающих. И то, что старшая девочка учится в Кембридже, – главный успех прошлого года. Хотя, конечно, мой вклад и заслуги супруги несоизмеримы. Она львиную долю времени уделяет дочерям. Я, понятно, тоже переживаю, но супруге на несколько порядков труднее. Сейчас Каролина сдает выпускные экзамены, и жена – вместе с ней, от волнения наматывая километры вокруг школы. У младшей гуманитарный склад ума, не исключено, она выберет профессию журналиста. Тем более что Каролина уже опубликовала несколько статей на тему футбольного тотализатора в одном из популярных венгерских спортивных изданий, которые имели резонанс.

       – Сложно было получить лицен- зию агента ФИФА?

       – В середине 90-х – очень, теперь процедура существенно упростилась. Сейчас лицензии выдают национальные федерации. Достаточно предоставить документы в той стране, где живешь пять и более лет или гражданином которой являешься. А федерация обязана за тебя поручиться. В 1996-м, когда я получал лицензию, для начала нужно было внести в банк залог в размере двухсот тысяч швейцарских франков, сдать серьезный экзамен. Для меня же ситуация усложнялась еще и тем, что я находился в Саудовской Аравии, где футбол – важный государственный бизнес, сопоставимый с торговлей нефтью. В Саудовской Аравии все клубы финансируются из королевской казны, и никто другой в этом процессе участвовать не вправе. Когда кто-то из игроков или граждан обращались с прошением о предоставлении лицензии, принц Султан, президент Федерации футбола Саудовской Аравии, всем лаконично отвечал: “Забудьте”. Но для меня он сделал исключение, и я получил диплом под первым порядковым номером. С тех пор друзья часто в шутку так меня и называют: “Агент ноль ноль один”.

       Сперва было крайне непросто. Правда, мое положение облегчалось тем, что я как бывший тренер знаком со многими коллегами по прежней работе. Все-таки большинство агентов – люди бизнеса, юристы, которых в футболе привлекают прежде всего большие деньги, игрок интересует их в значительно меньшей степени. Я поступаю иначе. И если занимаюсь игроком, то контактирую с ним на протяжении всей карьеры. Знаю, например, в каких банках держат деньги мои клиенты, в курсе их семейных радостей и проблем, осведомлен, в какую школу ходят их дети, и так далее. На мой взгляд, работа агента – помочь игроку максимально сконцентрироваться на футболе, а не переводить его из клуба в клуб, получая каждый раз комиссионные. Да, мы, агенты, с этого живем, это наш хлеб, но интересы спортсмена должны превалировать над всем остальным!

       – А кто был вашим первым клиентом?

       – У меня были теплые отношения с Валерием Васильевичем Лобановским. Поэтому нет ничего удивительного в том, что моими первыми клиентами являлись киевские динамовцы Юрий Калитвинцев, Олег Лужный и Сергей Ребров, заключившие контракты с “Трабзонспором”, “Арсеналом” и “Тоттенхэмом”.

       – Вы, часом, не причастны к переходу Сергея Корниленко из минского “Динамо” в киевское?

       – Нет, хотя мне предлагали им заниматься. Жалею, что отказался – он классный футболист. В то время у меня были серьезные проблемы с Сергеем Ребровым… Кроме того, чтобы качественно выполнять свою работу, агент не должен иметь более пяти-шести клиентов. В период переговоров, заключения контракта мое ежедневное присутствие жизненно необходимо.

       Правда, есть агентства, которые ведут сразу и по двести игроков. Однажды, зайдя по делам к английскому коллеге, наблюдал анекдотичную ситуацию. Приходит молодой человек, оставляет на столе бумаги, агент ему: “Спасибо, можете идти”. – “Но я хотел бы поговорить”. – “Простите, о чем?” Понимаете, он принял его за почтальона, хотя парень выступает в премьер-лиге, и агент с него деньги получает!.. Я подобного не приемлю. Хороший агент, как квалифицированный арбитр, должен всегда оставаться в тени. Ведь если судья качественно отработал, о нем после матча никто и не вспоминает, верно? Кстати, давать интервью противоречит моей философии, однако иногда контакт с четвертой властью действительно необходим.

       – А сейчас не хотели бы стать агентом Корниленко?

       – С удовольствием. Тем паче видел, как здорово сыграл Сергей в недавнем поединке против своей бывшей команды (30 апреля “Днепр” уступил “Динамо” в Киеве 0:2. – С.О.). Но сегодня я вышел на тот уровень, что у меня даже нет визитной карточки. Иными словами, есть футболисты, которые меня знают, а кто не знает – тот опоздал. Поэтому от многих предложений просто отказываюсь. Особенно если слышу о потенциальном клиенте какой-либо негатив. О второй причине уже говорил: я как агент веду игрока на протяжении всей карьеры и не теряю с ним контактов после того, как он ее завершил. Допустим, до сих пор очень плотно общаюсь с Андреем Канчельскисом, Олегом Лужным, несмотря на то, что последний уже ступил на тренерскую стезю. Я часто в нарушение правил ФИФА даже не подписываю с игроком никаких документов, поскольку убежден: наши отношения должны строиться на взаимном доверии. Журнал “World Soccer”, если не ошибаюсь, проводил опрос среди известных спортсменов, чей вклад они считают максимальным в их становлении как футболистов. После подсчета голосов оказалось, что наибольшее количество баллов набрал ответ “мой агент”, и только потом шли “первый тренер”, “нынешний наставник”, “клуб”, “семья” и так далее. То есть команды, тренеров и иногда даже жен игроки меняют, но не агента, если, конечно, между ним и футболистом установились дружеские отношения. Быть звездой современного спорта отнюдь не так легко, как выглядит со стороны, – этим людям нужна помощь.

       Моим гуру является венгр Эмиль Остеррейхер, внесший неоценимый вклад в создание великого мадридского “Реала” времен Ференца Пушкаша, Хенто, Ди Стефано, Рамона Копа. Он был настоящим агентом, хотя в те годы ФИФА не выдавала лицензий. Остеррейхер делал все от него зависящее, чтобы игрок концентрировался исключительно на футболе, не обращая внимания на бытовые мелочи, другие проблемы – их Эмиль, которого считаю своим учителем, брал на себя.

       – Очевидно, что каждый ваш клиент одновременно является и вашим добрым приятелем. А случалось ли расставаться с игроком?

       – Редко, но бывало. В Венгрии есть такой вратарь Габор Бабош, я устроил его в голландскую “Бреду”. У него отлично складывалась карьера, он стал лучшим голкипером первенства, опередив нынешнего стража ворот “Ливерпуля” Ежи Дудека, защищавшего тогда цвета “Фейеноорда”. Бабош сам отказался от моих услуг. Когда при встрече поинтересовался у него, почему он принял такое решение, Габор ответил: “Вы крайне редко ко мне приезжали”. В принципе Бабош был прав, хотя я и возразил: “У тебя же и так все супер”. Ведь обычно звоню или приезжаю к игроку, когда вижу, что у него проблемы. Ну а если в моем присутствии нет нужды… Интересно, что Габор ушел не только от меня, но и из семьи. Наверное, проблемы у него все-таки имелись…

       Кстати, собираюсь познакомиться с родителями Ковеля. Это в самом деле очень важно. Когда “Арсенал” покупал Лужного, первый вопрос, заданный мне Арсеном Венгером, был: “Шандор, знаком ли ты с женой Олега? Какой он футболист, я знаю, тем более что “Динамо” дважды обыграло нас в Лиге чемпионов”. Венгер еще долго расспрашивал о человеческих качествах Олега и только потом дал добро на подписание с Лужным контракта. Такова жизненная и футбольная философия Арсена, и Юра Шуканов, как мне кажется, ее разделяет. Дай бог ему взаимопонимания с Юрой Чижом.

       – Судя по тому, что Валентин Белькевич и Александр Хацкевич не оказались в солидном западноевропейском клубе, вы не были их агентом?

       – Верно, но мы дружим. Хотя они, зная о моей репутации, обращались ко мне. Я в принципе занимался делами и Саши, и Валика, однако нельзя сказать, что являюсь их активным агентом. Белькевича и Хацкевича в Киеве любят и уважают. Думаю даже, что Саша может вернуться в киевское “Динамо”. Хацкевич в свое время прибегал к моим услугам, но я не нашел подходящего варианта. Поэтому и не стал Сашиным агентом – в латвийскую “Венту”, к близкому другу Олегу Лужному, он сам ушел… Что касается Белькевича, ему, пожалуй, стоит сменить клуб. Благо у Валика по-прежнему солидный нерастраченный потенциал, а нынешнее “Динамо” – это, на мой взгляд, не его команда. Уверен, еще 3-4 года он поиграет на высоком уровне.

       – Не поздно ли? Белькевичу уже 32… Тем паче место работы, как утверждают психологи, нужно менять каждые 4-5 лет.

       – Не обязательно, хотя большинство футболистов именно так и поступают. Обратный пример – Андрей Шевченко. Я не являюсь его агентом, однако у нас отличные отношения. Мы часто наведываемся в гости друг к другу, благо до Милана два часа езды на машине. У него все отлично сложилось и в “Динамо”, и в “Милане”.

       С другой стороны, спортсмену порой полезно сменить обстановку. Однако лишь в силу каких-то объективных причин, а не потому, что агент или клуб хотят заработать дополнительные полтора-два миллиона. Необходим баланс, особенно когда интересы футболиста и команды расходятся. И без агента во всем этом игроку разобраться очень сложно.

       Возвращаясь к Белькевичу и Хацкевичу, вспоминаю апрель 2002-го, когда сборная Беларуси разгромила в товарищеском матче в Дебрецене национальную команду Венгрии – 5:2. Как тогда играли Валик и Саша, что они делали! Я вроде должен был болеть за свою сборную, но не мог – настолько классно выглядели белорусские футболисты, среди которых выделялись Белькевич и Хацкевич.

       А возраст – ерунда. Возьмем Денниса Берхкампа. Ему уже 36, а он подписал новый контракт с “Арсеналом”.

       – Мне кажется, определенные проблемы у Белькевича из-за главного тренера “Динамо” Йожефа Сабо, никогда не жаловавшего белорусов…

       – Йожеф – очень непростой, эмоциональный и вспыльчивый человек. Мне неоднократно доводилось спускаться после матчей в раздевалку и успокаивать его на родном, венгерском, языке… Не думаю, что у Сабо какая-то личная неприязнь к белорусам.

       – Однако при Алексее Михайличенко Корниленко играл в “Динамо”, а при Сабо Сергея сначала сослали в дубль, затем же и вовсе отдали в аренду “Днепру”…

       – В киевском “Динамо” ситуация довольно сложная. Звездный час этой команды пришелся на 1999-й, когда она в полуфинале Лиги чемпионов досадно уступила “Баварии”. В том году именно “Динамо” являлось лучшим клубом Европы. Уверен, если бы соперником “Манчестер Юнайтед” в финале были киевляне, они без вопросов “щелкнули” бы англичан – до трех экстра-минут дело точно не дошло бы и чуда не случилось. Я присутствовал на этой встрече, и знаете, что мне больше всего понравилось? Скромность коуча манкунианцев Алекса Фергюсона. Потом, в компании за бутылочкой виски, он сказал, что за несколько минут до окончания матча уже не надеялся победить, что уже потерял нити игры – просто его подопечные собрались и забили два гола… Фергюсон не постеснялся в этом признаться, и здесь проявилось его величие как тренера.

       Расскажу один смешной момент, связанный с тем финалом. Я сидел в VIP-ложе и был непосредственным свидетелем. За несколько минут до окончания встречи, еще при счете 1:0 в пользу “Баварии”, президенту УЕФА Леннарту Юханссону сказали, что пора спускаться к полю вручать Кубок европейских чемпионов. На выходе из тоннеля ему говорят: “Sorry, счет уже 1:1”. Юханссон назад – ему снова: “Sorry, уже 2:1”. Зато в следующем году, когда “Реал” разгромил на “Стад де Франс” “Валенсию” – 3:0, никто из людей, ответственных за протокол, не рискнул подойти к президенту УЕФА вплоть до финального свистка! И вообще, околофутбольные ситуации зачастую интереснее, нежели сама игра.

       – Я так понимаю, вашим лучшим другом среди тренеров является Арсен Венгер…

       – Из практикующих сегодня – да. Он очень близок мне по духу, человеческим качествам. Например, сидим мы на его кухне, жена Арсена разрезает французский багет…

       – …на столе бутылочка виски…

       – Мы пьем исключительно французское вино. Бывая у него в гостях, всегда привожу бутылку “Розет”. Это вино не продается за пределами Франции, поскольку у производителя нет лицензии на экспорт. Оно очень вкусное и одновременно дешевое: бутылка “Розет” стоит примерно столько же, сколько две бутылки минеральной воды “Перьер”. Короче, сидим, общаемся. Арсен говорит: “Смотри, зарплата Дэвида Бекхэма – 200 тысяч фунтов в неделю, а Тони Блэр получает 170 тысяч в год. Если Бекхэм не тому и не туда отдаст пас, у него будет еще один шанс. А если Блэр примет ошибочные решения? Могут начаться войны, люди погибнут, увеличится безработица… Не справедливо, верно?” Или еще. “Шандор, – обращается как-то ко мне Венгер, – я вывел формулу счастья. Первое: нужно, чтобы тебя окружали любящие и понимающие люди. Второе и главное: необходимо научиться прощать. Я поймал себя на мысли, что почти всегда стремился отомстить обидевшим меня людям, открывая тем самым дорогу злу в свое сердце. С недавних пор я прощаю нанесенные обиды”.

       – Ну, о правой и левой щеках написано в Библии…

       – Я сказал Арсену то же самое: прощать нас учил Иисус. Но, Серега, к этой истине ведь надо прийти, не так ли? У меня много друзей разных национальностей и вероисповеданий, однако общечеловеческие ценности у нас одни и те же. Абсолютно. Лозунги только разные…

       – Благодаря футболу у вас наверняка много знакомых среди сильных мира сего. Те же король Саудовской Аравии Фадх, принц Султан…

       – У меня есть письмо принца Чарльза, наследника Британского трона. В нем он просит оказать содействие в том, чтобы Англия получила чемпионат мира 2006 года, на который также претендовали Марокко, Южная Африка, Бразилия и Германия. Согласно регламенту, голосовать имеют право только члены исполкома ФИФА – 21 человек. Дэвид Дин обратился ко мне с просьбой переговорить с представителем Саудовской Аравии, входящим в исполком, дабы он отдал свой голос за Англию. “Хорошо, – отвечаю, – сделаю все, что смогу”. И действительно, мне было обещано, что первый раз Саудовская Аравия проголосует за Марокко, а во второй – за Англию. При условии, разумеется, если Марокко не выйдет в решающий раунд. Он сдержал слово, но чемпионат мира, как известно, пройдет в Германии.

       – А наследник короны при чем?

       – Принц Чарльз патронировал оргкомитет по проведению первенства планеты в Англии, в который входил и Дэвид Дин. Недавно я гостил в Вышково у мамы и, показав ей это письмо, спросил: “Могла ли ты, мамочка, когда-нибудь подумать, что к твоему сыну, в детстве пасшему уток на речке, принц Чарльз обратится с просьбой?” Естественно, чтобы достичь всего этого – говорю без ложной скромности, – необходимо много и качественно работать, не подводить людей.

       – Какой из организованных вами трансферов считаете наиболее успешным?

       – Смотря как считать. Из последних – переход Андрея Гусина в самарские “Крылья Советов”, от которого получил прежде всего моральное удовлетворение. Он, ведущий футболист сборной Украины, реально претендующей на прямое попадание в финальный турнир чемпионата мира 2006 года, по сути, не имел игровой практики в киевском “Динамо”. Ко мне обратились президент федерации Григорий Суркис, главный тренер национальной команды Олег Блохин и Андрей Шевченко, чтобы помог Гусину трудоустроиться в хорошем клубе. Короче, я в это дело ввязался. Мне чинились препоны со стороны непонятных английских агентов, но буквально в последнюю минуту трансфер в “Крылья” состоялся. Я даже сказал Гусину: “Андрюша, если не найду тебе команду, отдам лицензию”.

       Случай с переходом Христо Стоичкова из “Барселоны” в “Аль- Наср” из Саудовской Аравии назвал бы уникальным. Я обратился к тогдашнему тренеру “Барсы” Луису ван Галу с вопросом, можно ли забрать болгарина на две недели на два решающих матча Кубка азиатских чемпионов, и сколько это будет стоить. Он мне ответил: “Если увезешь его из команды навсегда, я сам тебе заплачу!” Дело в том, что Стоичков, которого болельщики “Барселоны” буквально боготворили, не стеснялся в выражениях в адрес ван Гала. Забавно, что по дороге из столицы Каталонии в Эр-Рияд Христо умудрился потерять паспорт!.. Однако овчинка выделки стоила: благодаря Стоичкову “Аль-Наср” выиграл Кубок азиатских чемпионов и завоевал право представлять континент на первом чемпионате мира среди клубов. А обладатель “Золотого мяча” лучшего футболиста Европы 1994 года получил за два матча 300 тысяч долларов наличными и шестисотый “Мерседес” как игрок, забивший победный гол. Кстати, Стоичков подписал контракт с “Аль-Насром” на две недели, хотя по правилам ФИФА минимальный срок соглашения – три месяца. Пришлось пойти на некоторые мелкие нарушения…

       – Погодите, почему наличными? Неужели в Саудовской Аравии не знают, что такое банковский чек?

       – Знают, конечно. Но пересчет из национальной валюты в доллары… А вдруг Христо не получил бы всех причитающихся ему денег? Даже не знаю, что он сделал бы после этого со мной… У меня есть фотография, где арабы приносят Стоичкову в качестве вознаграждения мешок с “кэшем”.

       Если же говорить о деньгах, то самый прибыльный – контракт Сергея Реброва с “Тоттенхэмом”. Это была наиболее крупная сделка в истории “Хотспур”, потянувшая на 11 миллионов фунтов стерлингов.

       Заслуженно горжусь тем, что организовал переход Олега Лужного в “Арсенал”. Все-таки заключить четырехлетнее соглашение с таким клубом в 31 год дорогого стоит. Между прочим, когда он в составе “Вулверхэмптона” впервые вернулся на “Хайбери” (арена, где “канониры” проводят домашние поединки. – С.О.), весь стадион стоя минут пять его приветствовал – даже Анри никогда не удостаивался подобной почести. Это лишний раз свидетельствовало о том, какой популярностью пользовался – и пользуется до сих пор! – Олег среди болельщиков “Арсенала”. Лужный не был звездой, но находился на хорошем счету.

       В Англии поход на футбол сродни посещению Большого театра. Ибо ни в одной стране не понимают эту игру так, как на Туманном Альбионе. Допустим, уступила команда 0:5, однако играла хорошо, – футболистов проводят с поля под аплодисменты; добьется победы при невыразительной игре – подвергнут обструкции… В первом матче Сергея Реброва за “Тоттенхэм” правый защитник “Хотспур” Стивен Карр, выступающий сейчас за “Ньюкасл”, забил фантастический гол в ворота “Ипсвича” чуть ли не с центра поля. После чего, стоило Карру лишь дотронуться до мяча, даже в собственной штрафной, 36 тысяч зрителей в унисон кричали: “Sho-o-t!” – “бей!” Бывают и обратные примеры. Допустил игрок чужой или своей команды не джентльменский поступок, повел себя не по-мужски – зрители до конца матча не простят… Иными словами, настоящий спектакль!

       – Надо полагать, самые крупные комиссионные вы получили за трансфер Реброва?

       – Вознаграждение за качественно проделанную работу, конечно, важно, но, поверьте, в нашей жизни многое бесценно. Разве можно, к примеру, купить хорошие отношения, уважение, дружбу? Мне очень приятно, когда звонят родители игроков и поздравляют с днем рождения. Или другой случай. Андрей Гусин, узнав, что на православную Пасху буду в Киеве, пригласил меня на ужин. И так получилось, что из-за навалившихся дел я катастрофически опаздывал – часа на три. Перезвонил: “Андрей, начинайте без меня”. – “Нет, Шандор, мы дождемся”. Гусин, Гавранчич и еще несколько голодных человек ждали меня… Казалось бы, мелочь, однако она дороже любых денег.

       – Можете назвать себя счастливым человеком?

       – Могу. У меня замечательная семья, верные друзья, интересная работа, от занятия которой я получаю удовольствие. Хотя доводилось по роду деятельности попадать в весьма непростые ситуации. Скажем, в гостинице одной из африканских стран было черным по белому написано: “Уважаемые гости! Убедительная просьба дверь номера никому не открывать. Администрация отеля ответственности за вашу жизнь не несет!” А однажды, когда находился в Нигерии, черт дернул меня лететь рейсом местной авиакомпании, если так ее можно назвать. Прихожу в аэропорт, как положено, за два часа. Интересуюсь, где регистрация на мой рейс? Мне в ответ: “Ваш самолет уже улетел”. – “Как?!” – “Но народа же для полета было достаточно”. У меня отвисла челюсть, я потерял дар речи, а потом смотрю: на посадку в самолет стоит живая очередь, как на автобусной остановке… В конце концов, я попал в салон, двери кое-как закрылись, и “лайнер” с трудом поднялся в воздух. Мало того, у меня сложилось впечатление, что пилот был либо пьян, либо обкурился марихуаны… Назад лететь не рискнул, попросил, чтобы отвезли на машине.

       Но это скорее исключение из правил. Я брал жену и девочек на французский чемпионат мира. Федерация устроила шикарный банкет для VIP-персон. Дочери, увидев все это, не удержались: “Да, папа, теперь мы понимаем, насколько тяжелая у тебя работа…”

       – Сфера ваших интересов как футбольного агента распространяется преимущественно на игроков из стран бывшего Союза и Восточной Европы?

       – Мне доставляет большее удовольствие работать на Украине, в Венгрии, России, Беларуси, нежели в Бразилии, Японии или в Африке. Нисколько не кривлю душой: из предложений заработать сто тысяч здесь или миллион в Стране восходящего солнца выберу первый вариант. Двумя ложками кушать, конечно, можно, но неудобно. Да и выглядит смешно. Всех денег, повторюсь, не заработаешь. Кроме того, люблю приятно проводить время.

       На 80-летии мамы, которое мы отмечали на родине в ресторане родственника, я зашел на кухню поблагодарить поваров, накрывших великолепный стол. И одна женщина сказала: “Шандор, у тебя такие же голубые глаза, как и 45 лет назад”. Представляете, она помнит, какие у меня были глаза почти полвека назад! Это стоит даже большего, чем пить чай с принцем Чарльзом…

       Увы, но стрелки часов неумолимо приближались к 15.00, Варга же предпочитает приезжать на матч за 50-55 минут до стартового свистка. Времени оставалось на один вопрос.

       – Допустим, лондонский “Арсенал” всерьез заинтересуется Ковелем. А как же пресловутый минимум матчей, сыгранных за сборную страны?

       – Каждый случай рассматривается отдельно. Правила, установленные Английской футбольной ассоциацией, – направляющие, рекомендуемые. У Лени есть шанс играть в “Арсенале”, но пока этот вопрос не требует незамедлительного решения.

       …Через день Шандор позвонил в редакцию из Киева, куда он уехал вместе с Василием Хомутовским – вратарем сборной Беларуси:

       – Сережа, мне очень жаль, что не принес удачи “Динамо”. Динамовцы во втором тайме смотрелись здорово, создали массу моментов, но не забили… Это – футбол, он прекрасен в том числе и тем, что порой бывает нелогичным. Я увидел в действиях “Динамо” немало позитивного: ребята стремились играть красиво, для зрителей, однако часто им элементарно не везло. Впереди, конечно, еще много работы. Наблюдая футбол из VIP-ложи, слышал обрывки фраз: мол, в “Динамо” надо что-то менять, и, не исключено, тренера. Решать, разумеется, Юре Чижу, но, на мой взгляд, это – наиболее простой и неправильный выход из кризиса. Ведь сильную команду невозможно построить за несколько месяцев…

Источник: ПРЕССБОЛ

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: