HORSE-МАЖОР!

    Признаюсь честно: терзали меня смутные сомнения. А если еще честнее: испуг был нешуточный. Во-первых, согласитесь, что-то слишком много было за последний год у нашего футбола Португалии. И сборная туда ездила, ездила, да известно, с чем вернулась, и половина “Динамо” вдруг стала налегать на слова, оканчивающиеся на “уш”, и за “Порту” с Аленичевым мы поболеть успели, и тот же ЦСКА, еще год назад возглавляемый соотечественником Васку да Гамы, встречался в этом европейском сезоне уже с третьим португальским клубом. О самой страшной кровоточащей ране лучше и не упоминать. Но упомяну. Речь, как вы, естественно, догадались, – о поражении “Шинника” от “Лейрии” в Кубке Интертото. В общем, после всего пережитого ехать на самый важный матч в истории российского футбола в этот проклятый Лиссабон – не слишком ли? Не хватит ли с нас, думалось мне. Даже принимая во внимание многолетнюю историю тесных и плодотворных взаимоотношений российского человека и портвейна. Неужели в Европе других стран нет?!

    Предпосылки тоже были не ахти. Чужое поле, новейший опыт “португальских” финалов, помноженный на отсутствие опыта “российских”, Грэм Полл (один из полчища судей в разных видах спорта, занесенных в наш “черный список”), перспектива увидеть Георгича Безусого. К тому же они, Sporting Clube de Portugal, – целой необъятной Португалии спортивный клуб. А наши – пусть и центральный, но все же одной только армии. Тяжко было на душе, беспокойно.

    Пытался утешиться тем, что при любом результате первый финал еврокубка для российского клуба – грандиозный успех. Помогало слабо. Наверное, годы, проведенные в Штатах, не прошли даром для менталитета: второе место расцениваю исключительно как провал. А теперь, кстати, тем более – после того, как увидел, какую изощренную пытку придумал для проигравших УЕФА, заставляя их взбираться на эшафот, получать свое серебро и проходить буквально в сантиметрах от незавоеванного кубка. Подвергать такому “показали, а не дали” наш многострадальный футбол – нет, только не это!

    Впрочем, американская бескомпромиссность – вещь хорошая, но, наблюдая за баталиями на “Жозе Алваладе” в окошке на компьютерном дисплее, подумал, что эта победа – как раз для российского менталитета. Америка, увы, обделена подобного рода зрелищами, равно как и необходимостью в них. Эта страна, всемирный спортивный интраверт, более чем довольствуется внутренними чемпионатами и ничуть не стремится доказывать что-то иностранцам.

    У России же все наоборот: характер – открытый, душа – распахнута, руки сами раскрываются для объятий, хоровода или “стенки на стенку”. Мы так долго уже стараемся понравиться Европе, но единственное, в чем успели пока ее догнать – в выращивании совершенно невменяемых фанатов, по сравнению с которыми английские кажутся одноклассницами Джейн Эйр. А ведь что может быть лучшим способом как-то о себе заявить, чем классный футбол, заслуженная победа и возвращение на Родину с одним из самых ценных на континенте предметов домашней утвари. России эта победа нужна была больше. Гораздо больше, несоизмеримо больше! Для нас это – веха не в истории клуба, а в истории страны.

    По крайней мере кто-то в Европе лег позавчера спать с мыслью: “Ох уж эти русские. А мы-то думали, что там только осетры и боеголовки”. Правда, здорово? Ведь признайтесь: именно этого и жаждала всегда душа нашего болельщика. Признания. Уважения. Принятия. Такого, которого не добьешься ни покупкой чужих клубов, ни сжиганием на трибунах чужих шарфов. В конце концов, все решает то, чей Карвалью лучше “вешает”, чей Жирков быстрее бегает и у чьего Вагнера сильнее Лав. Мо-лод-цы! Спасибо от России. Включая, я уверен, и тех болельщиков других клубов, которые нарочито отстраняют себя от этой победы. Полноте, ребята: страну в футбольную Европу принимают!

    Португалия? О, теперь никакого испуга! Счастливая для нас страна, однако. С кем мы там еще не играли? С “Боавиштой”? Давайте сюда “Боавишту”! Да что там – с португальцами и у сборной не все еще “перетерто”. Дорогу в Германию прокладывать-то нужно через Пиренейский полуостров. Интересно, пообещает ли Палыч что-нибудь отрастить? Я вижу его в эспаньолке и вулканических бакенбардах.

    P.S. “Horse” по-английски – “конь”. В том смысле, что наконец-то наш футбол въехал на белом коне в Европу. А вы о чем подумали?

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

    – Я не верю в это! Не ве-рю! – душераздирающе кричал 50-летний мужчина в красно-синей футболке. Он стоял на коленях в два часа ночи прямо по центру Тверской улицы напротив памятника Пушкину и плакал. Воздевал руки к небу и благодарил Всевышнего за то, что дал ему возможность пережить самые счастливые минуты в жизни.

    Москва в ночь со среды на четверг сходила с ума. Сразу после финального свистка Грэма Полла тысячи ее жителей, выпадая из пабов и подъездов своих домов, стихийно высыпали на улицы, чтобы поделиться своей буйной радостью. Не гас свет в домах, шумели дворы, гудели автомобили. Москва радовалась великой футбольной победе.

    Центр народных гуляний столь же стихийно образовался на Пушкинской площади – туда люди стекались со всех концов города. Уже спустя полчаса после окончания матча проехать по Тверской улице было невозможно. Прямо на проезжей части люди танцевали, пели, целовались, а водители выводили с помощью клаксонов популярные фанатские мелодии. Из автомобилей высовывались молодые люди в красно-синих шарфах, с которыми каждый считал за честь обняться. Большая победа сделала равными всех: обладатель шикарного джипа, одетый в дорогой черный костюм, выскочил из своего авто и заключил в объятия едва державшегося на ногах студента. И как же жалко было Александра Сергеевича, который с красно-синим шарфом на шее смотрел с постамента с явным сожалением – присоединиться к ликующей толпе он не мог…

    Кто-то предложил вспомнить всех, кто выходил в составе ЦСКА на поле в нынешнем розыгрыше Кубка УЕФА. Идея нашла поддержку, в результате тысячеголосый хор скандировал поочередно фамилии всех армейских футболистов, заглушая все вокруг.

    – Понимаешь, для меня эта команда – все, – говорил мне парень с татуировкой “ЦСКА” на левой руке. – Болею за армейцев с пяти лет, но никогда не думал, что доживу до такого. Спасибо руководителям клуба, которые сдержали свои слова и создали команду европейского уровня.

    – Жалеешь, что сейчас не в Лиссабоне?

    – Ни капельки. Возможность поехать была, но я решил остаться. Примета! Выездные матчи всегда смотрю, сидя за одним и тем же столиком в любимом спортбаре. Не смейтесь. Помогает ведь.

    – В аэропорт команду встречать поедешь?

    – Если доживу…

    На рассвете несколько сотен фанатов ринулись прямо с Тверской в Шереметьево. А до этого болельщики успели еще раз посмотреть второй тайм матча: в одной из палаток, продающей хот-доги, нашлись и телевизор, и видеомагнитофон, и кассета с записью финала. Чудеса!

    – Айда на Манежную! Там наши! – И толпа ринулась вниз по Тверской к Кремлю.

    Никакой агрессии при этом не наблюдалось. Несмотря на долгое отсутствие милиции, все витрины и машины остались в целости и сохранности.

    А Красную площадь тем временем впору было переименовывать в Красно-синюю. Прямо напротив Мавзолея на брусчатке какая-то компания устроила пикник и даже попыталась разжечь костер. Их вовремя остановили. Тогда со словами “Что за победа без салюта!” компания принялась запускать фейерверки.

    – А я вообще-то за “Спартак” болею, – взахлеб рассказывал парень со счастливыми глазами. – Жалко, конечно, что праздник сегодня окрашен не в красно-белые цвета, но все равно радоваться должны все любители футбола. Мы с другом, поклонником “Локомотива”, у телевизора яростно болели за армейцев.

    Тем временем толпа собралась у здания Госдумы, и началось шествие по Тверской улице. По меньшей мере тысяча человек, выкрикивая речевки и распевая песни (репертуар – от “Калинки” до Талькова), дошла до здания Белорусского вокзала. А оттуда на такси рванула на Поклонную гору, в парк Победы.

    Москва гуляла. Праздник не кончался.

Источник: “Спорт-Экспресс”

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: