Виктор Чанов: «Москва «закрывала» мне дорогу в сборную СССР».

название фото

    2 мая 1986 года. На лионском стадионе «Жерлан» он поднял над головой Кубок обладателей кубков европейских стран. Второй в истории киевского «Динамо» и первый в его карьере, ставший результатом многолетнего труда, напористости и целеустремленности. Пропустив лишь три мяча в пяти решающих матчах, Виктор Чанов по праву заслужил этот приз. Однако лучшей наградой голкиперу стали проведенные «на ноль» полуфинальный поединок с «Дуклой» и финальный — против «Атлетико». Чанов принадлежал к числу тех стражей, значение которых определяется критерием «полкоманды». Надежен, стабилен и смел.

14 сентября 2001 года. Заслуженный мастер спорта Виктор Чанов снова на поле в составе «Динамо». И опять те же решительные прыжки, резкие выходы из ворот, перехваты. И не скажешь, что матч ветеранский. И не верится, что позади — пятнадцать лет.

— Виктор, вы вновь одели футболку киевского «Динамо». И, как в старые добрые времена, соперниками были московские спартаковцы.

— Молодость заслуживает того, чтобы ее вспоминали. В сентябрьский вечер 2001 года мы с большим удовлетворением встретились на футбольном поле киевского стадиона «Динамо». Поверьте, это счастье — увидеть людей, с которыми не один год выступал в одной команде, и тех, которые были твоими соперниками. Но только на футбольном поле, а не в жизни. Мы остались друзьями. И хотелось бы еще не раз сойтись в спортивном противостоянии. Болельщики нас помнят. В этом убедился.

— Поединок на динамовском стадионе стал настоящим шоу для шестнадцати тысяч зрителей?

— Ничего подобного. Лично я настраивался на серьезную борьбу. Ведь за мной следил не только переполненный стадион, но и миллионы болельщиков. Хотя карьеру закончил в начале девяностых. Подобные встречи остаются волнующим событием. Но самое интересное, что с футболом не расстался. Кроме участия в матчах киевского «Динамо», трижды в неделю играю в свое удовольствие в известном столичном клубе «Фортуна». Правда, как полевой игрок, а не вратарь. Среди моих партнеров — известные в общественно-политической жизни Украины люди. В частности, глава Президентской администрации Владимир Литвин. Много других «сильных мира сего» играют в нашей команде — генерал-полковники, юристы…

— А почему не на последнем рубеже?

— Устал от ворот. Хочу почуствовать себя в новом амплуа.

— Наверное, футбольное прошлое помагает вам и в бизнесовых делах?

— Еще как! Встречаясь по поводу тех или иных вопросов, долго представляться не надо. Все прекрасно понимают, кто такой Чанов. Мне всегда идут на встречу. Сейчас возглавляю большой концерн. Мы отрегулировали большое производство, в которое входит пятнадцать заводов. Поэтому, как говорят, каждую минуту «кипит» работа.

— Но большинство ваших коллег все-таки остались в большом футболе. Чем это вызвано?

— Закономерный процесс. Ведь ребята столько лет отдали любимому делу. Кроме того, в нашем возрасте уже поздно менять привычки, стиль жизни. У меня этот процесс занял почти четыре года.

— Виктор, вы еще возглавляте Фонд «Спорт и дети». Что уже сделано?

— В небольшом городке Смела Черкасской области открыли спортивный интернат, реконструировали местный стадион.

— А почему выбрали именно этот регион?

— Увидели, что местное руководство заинтересовано в подобных акциях. Мы планируем реанимировать детский спорт во всех областях Украины. Конечно, на это нужно время. Но выдержки нам хватает.

— В середине 90-х. после возвращения из Израиля вы оказались в команде элитного украинского дивизиона «ЦСКА-Борисфен». Здесь вас отрекомендовали как играющего тренера. И, действительно, несколько матчей отстояли под первым номером. Но через полгода вашей фамилии в стартовых протоколах уже не было. Именно тогда вы закончили вратарскую карьеру…

— Этот шаг был вызван двумя причинами. Во-первых, устал психологически. А еще в карьере каждого спортсмена наступает момент, когда перед ним встает дилемма: заканчивать или нет? Кроме того, начали преследовать травмы. Был вынужден пропускать по несколько недель, чтобы восстановиться. Когда пришел в «Борисфен», договорились, что помогу команде как игрок (оба вратаря заболели), а потом сконцентрируюсь на тренерской работе.

— А после израильского периода были предложения от зарубежных клубов?

— После победы над московским ЦСКА в сезоне-90, когда мы стали чемпионами Советского Союза, ко мне подошел президент «Маккаби» и предложил трехлетний контракт. Долго не раздумывал, хотелось чего-то необычного. Кстати, на следующий день после разговора с израильтянами позвонили представители английского «Манчестер Юнайтед». Потом было еще много предложений. Звали в «Боруссию», «Аустрию», «Рапид», несколько французских коллективов. Но решение было принято.

— Ваши надежды оправдались?

— Во время первой игры с моим участием болельщики развернули пятиметровый флаг СССР, пели песни, так как были довольны моим появлением. Вскоре начали узнавать на улице, не давали прохода — городок небольшой. Бытовых проблем не существовало — машиной и жильем клуб обеспечил. До моего приезда в израильском чемпионате выступал лишь один земляк — Андрей Баль. Это уже потом футболисты СНГ «оккупировали» страну. В частности, в том же «Маккаби» появились Иван Гецко, Роман Пец, Сергей Кандауров. Массовый приезд легионеров существенно повлиял на развитие местных соревнований, а это отобразилось и на выступлениях израильской сборной. К примеру, когда я появился в команде, местные игроки могли опоздать на тренировку минут на 15-20. И все сходило с рук. Однако, увидев, дисциплинированность наших ребят, израильтяне начали серьезнее относится к таким вещам.

— Что собой представлял «Маккаби»? Вам легко удалось стать своим человеком в этой команде?

— Считаю, все-таки свой след оставил. К моему приезду команда была седьмой в чемпионате, а финишировала первой. И в добавок стала еще и обладателем Кубка Израиля. Я пропустил только семь мячей (два — с пенальти). Много встреч провел на «ноль».

Молодежь тянулась ко мне, часто приходили за советом. А с главным тренером и сейчас дружим, перезваниваемся. Именно он помог мне в тяжелую минуту, когда началась война в Персидском заливе. Тогда всем жителям Израиля выдали индивидуальные противогазы — боялись, что Саддам Хуссейн начнет химические атаки. Город бомбили несколько раз. Подальше от греха отправил семью в Грецию. Одновременно было больно и смешно: неужели «советские» ракеты Хуссейна попадут и в нас?

— А почему вы не покинули страну до окончания военных действий?

— Меня много раз уговаривали уехать, но, по некоторым соображениям, не захотел.

— Вы общались с эмигрантами из Советского Союза?

— Безусловно. Стадион в Хайфе — на центральной улице. Бывало, гуляешь, а ощущение такое, будто ты на Крещатике в Киеве. Каждый второй разговаривает по-русски.

— А матчи соотечественники посещали?

— Если честно, репатриантам там не до футбола — их больше волнует проблема, где найти работу и жилье.

— А как семья Чановых проводила свободное время?

— Главное развлечение — Средиземное море. Также ходили на концерты «наших» гастролеров — Малинина, Ротару, программу «50х50». А знаете, какой вид спорта № 1 в Израиле? Никогда не угадаете — еда. Например, отыграли матч. Стоит невероятная жара. О трапезе думаешь в последнюю очередь. Захожу в автобус — почти вся команда хрустит здоровенными бутербродами. Кстати, очень смеялся, когда впервые увидел, как евреи едят национальное блюдо хумус — что-то вроде тертой фасоли. Ее накладывают в широкую тарелку. Каждый берет кусок хлеба и черпает из миски. Облизывает пальцы и снова занимает очередь. В этой процедуре принимает участие десять человек.

— И как вам хумус?

— Честно говоря, не понравился.

— Чем еще удивили вас израильтяне?

— Когда команда играет на выезде, в раздевалке поднимается капитан и начинает прославлять Бога. Предматчевая установка превращается в молитву. А один поединок проходил во время праздника Ханука, где зажигается много свечей. Сели в столовой обедать. Только взялся за блюдо, как, по местному ритуалу, надо подниматься. Только сел, взялся за вилку — опять подъем. Непривычно.

— Виктор, давайте вспомним эпоху Лобановского. Ведь динамовский период самый приятный в вашей жизни?

— Двадцатилетним пришел в киевское «Динамо» из донецкого «Шахтера», игроком сборной СССР. Здесь быстро стал «своим». Ведь со многими ребятами познакомился еще в молодежных сборных Советского Союза. Дебют пришелся на матч Кубка УЕФА с английской «Астон Виллой».

— Какой пропущенный мяч неприятнее всего вспоминать?

— Играли в Глазго. При счете 0:0, выбрасывая мяч, попал в спину Сереже Балтаче. Соперник молниеносно этим воспользовался. Хотя потом дома и выиграли, но по сумме двух матчей победа была за «Рейнджерс». И все-таки в моей футбольной биографии больше приятных моментов. Вспомните хотя бы финал Кубка СССР с минским «Динамо» в 1987 году. В основное время проигрывая 1:3, отыгрались, а по пенальти победили. Саша Заваров за тринадцать секунд до финального свистка забил третий мяч. В серии послематчевых одинадцатиметровых я отразил два удара.

— Не могу обойти традиционный вопрос. Расскажите, какие отношения были у вас с игроками, Лобановским?

— Дружил с Балтачой, Михайловым, Блохиным. Никогда не видел, чтобы Валерий Васильевич кого-нибудь обидел или, не дай Бог, унизил. Наоборот, он всегда помогал ребятам.

— Говорят, от Лобановского можно было услышать даже анекдот?

— Анекдотов — никогда. А вот острую шутку он всегда в запасе имел. Кстати, в команде все были весельчаками, любили пошутить. Часто «подкалывали» и меня. Например, на тренировке пробивая по воротам, кричали мне: «Лови, Зарапин». Назвали «в честь» торпедовского вратаря.

— Почему так редко защищали ворота сборной СССР?

— Скажу откровенно, заслуживал на футболку под первым номером. Но Москва была недовольной, что за сборную играют в основном киевские динамовцы. Поэтому московские функционеры и «пробивали» на последний рубеж своих.

— Назовите лучшее качество своего вратарского мастерства?

— Прыгучесть и реакция.

— Любопытно, а как вы оцениваете уровень динамовских вратарей образца 2001 года?

— Давайте не трогать больной вопрос…

Источник: DailyFootball

Комментарии: