Ринат АХМЕТОВ: \”Хочу услышать от Суркиса нормальные аргументы\”

Ринат Ахметов (dynamo.kiev.ua)     
  Мирное обсуждение футбольных проблем президентом Федерации футбола Украины (ФФУ) Григорием Суркисом и президентом донецкого Шахтера Ринатом Ахметовым в VIP-ложе давно стало привычной картиной для отечественных болельщиков. Однако скоро иллюстрация такого соседства может стать архивным кадром, а сами представители киевского и донецкого футбола – заклятыми врагами. 

       Ранее крайне корректные по отношению друг к другу, Суркис и Ахметов уже несколько недель находятся на грани войны. Перейти эту грань им могут помочь родственники и бизнес-партнеры – президент Динамо (Киев) Игорь Суркис и донецкий предприниматель, по совместительству друг детства Ахметова, Борис Колесников.
       Особо не выбирая выражений, последний предъявил Суркису обвинение в коррупции. Начало же скандалу положил Ахметов, прямо обвинив президента ФФУ в проигрыше своей команды извечному сопернику киевскому Динамо со счетом 0:1. После матча Ахметов заявил, что Динамо, по сути, играет в 12 игроков, поскольку иностранного судью на матч приглашает ФФУ, возглавляемая человеком, тесно связанным с Динамо. На этом Ахметов не остановился, добавив, что у отечественного футбола есть системная проблема, и ее имя – Григорий Суркис. По словам Ахметова, президент ФФУ поразительным образом совмещает руководство регулирующим органом и одним из игроков рынка, который этот орган регулирует.
       О том, что братья Суркис и Ринат Ахметов в начале 2000-х олицетворяли собой два противоборствующих лагеря в украинском футболе, знали все. Но о том, что киевско-донецкое противостояние может не только вернуться, но и принять более жесткие формы, не догадывался никто. Пытаясь объяснить причины новой конфронтации, эксперты сходятся во мнении, что ситуация, которая сегодня сложилась в футболе – логичное продолжение прихода донецких к власти.

     
  – Начало новому противостоянию между Вами и братьями Суркис положил проигрыш Шахтера Динамо 6 ноября. В чем именно заключаются Ваши претензии к Суркисам?
       – Ситуация с Динамо и Шахтером – лишь частный случай, следствие системной проблемы нашего футбола. Она заключается в том, что владелец клуба и президент федерации – одно лицо. Это конфликт интересов, такого нет ни в одной стране мира.
       Мы боремся за то, чтобы все клубы, которые принимают участие в украинском чемпионате, имели равные права. Ответьте сами на вопрос – разве президент клуба и федерации в одном лице – это равноправие?
      
– Давайте рассуждать логично. Официально владельцем Динамо является Игорь Суркис, президент федерации – Григорий Суркис. Это точно не одно лицо, правда, одна фамилия.
       – Информация о том, кто является владельцем Шахтера, открыта. Мне бы хотелось, чтобы все было также прозрачно и в отношении Динамо.
     
  – По-моему, тут секретов нет. Когда Константин Григоришин пытался отобрать у братьев клуб, информация об акционерах стала достоянием общественности. Официально Григория Суркиса среди них нет, только младший брат.
       – Тогда нужно публично ответить на вопрос – является ли конфликтом интересов то, что родной брат владельца клуба – президент федерации. Я действительно хочу получить ответ на этот вопрос. Убежден, если завтра, к примеру, владелец мадридского \”Реала\” передаст акции своей жене, а сам станет во главе федерации, разразится скандал.
      
– Вы говорите о Суркисах, а сами не замечаете такого же конфликта интересов и с Вашей стороны. Равиль Сафиуллин, Ваш друг и экс-вице-президент Шахтера – президент Профессиональной футбольной лиги.
       – Я Вам официально заявляю, причем, первым: если мне скажут, что Сафиуллин – это конфликт интересов, я за то, чтобы он немедленно покинул этот пост. Я за честную конкуренцию.
      
– Почему заявления о конфликте интересов звучат только от Вас? Другие президенты с Вами солидарны?
       – Шесть лет назад высказывался только я один. Сейчас же меня поддержали уже пять президентов. Проблема не в том, что судья не так свистнул. Это есть и будет, причем не только у нас, но и в Италии, Испании или Англии. Вопрос в другом – я хочу, чтобы все клубы имели равные права.
     
  – Долгое время острые вопросы между Вами и братьями Суркис решались за закрытыми дверями. Бытует мнение, что после прихода к власти Вы решили укрепить свои позиции не только в бизнесе или политике, но и в футболе, что и стало причиной противостояния.
       – Меня удивляют подобные изречения. Ни о какой политике речь не идет, только о конфликте интересов. Причем я высказывался о существовании такой проблемы еще шесть лет назад.
    
   – Вы сделали одно заявление, затем тему начал развивать Борис Колесников. Почему именно он сегодня стал фактически Вашим спикером?
       – Он не посторонний человек в футболе. Если абстрагироваться оттого, кто и к чему имеет отношение, мы должны только приветствовать, что люди, которые не равнодушны к футболу, высказываются по тем или иным вопросам.
     
  – Вы обсуждали сложившуюся ситуацию в частном порядке с Григорием Суркисом?
       – Он прекрасно знает мою позицию. Я с уважением отношусь к нему, но есть системная проблема и ее необходимо решать.
  
     – Во время конфликта прозвучали намеки на то, что Суркис должен досрочно покинуть пост президента ФФУ. Вы попытаетесь поднять этот вопрос на ближайшем Конгрессе?
       – Во-первых, в Конгрессе я не буду принимать участия, и у меня нет права голоса.
      
– Это может сделать Колесников, как глава Донецкой областной федерации.
       – Это уже его право.
      
– Но Вы лично будете каким-либо образом инициировать снятие Суркиса с должности?
       – Я против суеты и за то, чтобы Григорий Михайлович доработал свой срок. Нужно просто ответить на вопрос – существует ли в украинском футболе сегодня конфликт интересов. Я хочу вести дискуссии только вокруг этой проблемы. Если он есть, то нужно решать. Если нет, то заявить об этом.
       В качестве третьей стороны можно пригласить экспертов из УЕФА или ФИФА, чтобы они нас рассудили. Мы же видим, как сегодня УЕФА борется с подобными проявлениями в Европе. К примеру, Роман Абрамович должен был подтвердить, что он не имеет никакого отношения к ЦСКА (Москва), потому что два клуба, которые выступают в Еврокубках, не могут иметь одного владельца. Если бы он не сделал это, один из клубов могли просто дисквалифицировать.
       Я всегда говорил Григорию Михайловичу о том, что подобное совмещение недопустимо. Сегодня он делает невинное лицо и говорит, что владелец клуба – не я, а мой брат, мол, мы с ним все четко разделили – он финансирует Динамо, я – федерацию.
      
– Но его аргументы логичны, Вы не находите?
       – Звучат они логично, но это меня еще больше тревожит. Ситуация ведь не меняется. Я хочу услышать нормальные аргументы.
      
– Вы на самом деле планируете привлечь экспертов УЕФА или ФИФА для разрешения ситуации?
       – Очень бы хотелось, но не думаю, что это удастся. Эксперты, скорее всего, расценят это как внутренние проблемы. Но, к примеру, несколько лет назад в Италии, когда Сильвио Берлускони был премьер-министром, его заставили уйти с поста президента Милана.
      
– Кого Вы сегодня видите на посту президента ФФУ вместо Суркиса?
       – Если вы намекаете, что я лично претендую на эту должность, я вас сразу разочарую. У меня нет таких планов. Скажу более, для меня это был бы позор.
      
– Но все же, как добиться незаангажированности президента ФФУ. Это факт, что сегодня футбольные функционеры априори имеют отношение к определенным клубам. Вы знаете такого человека, который влиятелен, но в то же время равноудален от всех сил?
       – Вот говорят ПФЛ – у Донецка, ФФУ – у Киева, а что другим клубам делать? Поэтому я убежден, пусть оставят должности и Сафиуллин, и Суркис, чтобы – ни вам, ни нам. А организации возглавят люди из других регионов. Мне все равно – кто, главное, чтобы они были нейтральными и независимыми. Что касается личностей, то еще 2004-м, когда избирали Суркиса, обсуждалась альтернативная кандидатура Олега Блохина.
      
– По-моему, это не совсем удачный пример. Симпатии Олега Блохина к братьям Суркисам общеизвестны.
       – Главное, что он не владелец клуба. Ведь очень трудно с одной стороны быть акционером, а с другой – возглавлять ФФУ. Знаете, я сегодня меньше всего хочу заниматься склоками, но несправедливость налицо.
       К примеру, решающий матч между Динамо и Шахтером за чемпионские медали сезона 2005/06. Я узнал, что судить игру должен был Михаил Гадулян, который известен своими неоднозначными решениями в пользу Динамо. Вы представляете мое состояние, когда я услышал эту фамилию. А чем он это заслужил? Тем, что голы не засчитывал в ворота Динамо. Тогда я добился того, чтобы нас судил иностранный судья с безупречной репутацией, который входит в десятку лучших. Мы (Ахметов и Суркисы) долго определялись с кандидатурой и немало крови попортили друг другу. Но в итоге к судье не было никаких претензий. К судье же последнего матча (6 ноября), который, по сути, был главным в этом круге, у меня были те же требования. Мы не обсуждали кандидатуру настолько скрупулезно, но реноме и позиция в десятке лучших должны были гарантировать, что такой судья ради Григория и Игоря Суркисов не положит свое честное имя на стол.
       В итоге, мы увидели то, что увидели. Я не знаю, ошибся он, или это были эмоции. Я не хочу это обсуждать. Суть в том, что приглашает судей ФФУ.
      
– Примирение возможно?
       – Во-первых, мы не враги, а соперники. Причем Динамо, безусловно, для нас достойный оппонент. Во-вторых, мы выступаем не против Динамо, а против конфликта интересов. Вот и все. У меня всего одна претензия.
      
– Но Вы не успокоитесь, пока ситуация не разрешится?
       – Конечно, я буду продолжать публично говорить об этом. Правда, я опасаюсь, что затягивание конфликта отрицательно скажется на развитии украинского футбола. Но, по сути, моя задача не сместить кого-то, а сделать все, чтобы футбол стал лучше. Я тут почитал, что они (Игорь и Григорий Суркисы) не хотят ничего комментировать, но считают, кто и сколько сделал (для футбола). Но суть же не в этом.
      
– Каковы Ваши дальнейшие действия. Вы ограничитесь лишь заявлениями или будете инициировать какие-то дискуссии?
       – Я готов принимать участие во всех заседаниях, но также убежден, что дать оценку ситуации должны компетентные эксперты. В целом нужно стремиться к тому, чтобы наш чемпионат стал более конкурентоспособным. Если сегодня российская Премьер-Лига получает 50 миллионов долларов от продажи телевизионных прав, во Франции эта сумма в десять раз больше, а в Украине -это просто копейки.
      
– Вы за объединенный чемпионат по футболу России и Украины агитируете?
       – Да, поскольку такое объединение обеспечит большие возможности для команд, повысит конкуренцию и увеличит прибыль. А если мы будем молчать, то ничего этого не будет. И самое главное, нужно спокойно относиться к конструктивной критике, нельзя воспринимать ее как личную обиду.

Источник: dynamo.kiev.ua

Новости партнеров

Комментарии: