Каха Каладзе: «Серия А — самый тяжелый чемпионат в мире»

 Каха Каладзе
Без малого год прошел, как грузинский легионер Kаха Каладзе отправился покорять футбольные просторы Италии. Конечно Каха знал, что ему придется заново доказывать свою футбольную дееспособность в самом сложном и престижном первенстве Европы, и былые заслуги будут не в счет. И гордый и честолюбивый Каладзе не спасовал перед трудностями адаптации и более серьезными футбольными испытаниями. Он быстро стал «своим» в звездном миланском коллективе, попутно завоевав симпатии болельщиков и придирчивой итальянской прессы. Впечатления самого Каладзе в интервью журналу «Футбол Интер» наверняка, передадут полную гамму чувств, испытываемых грузинским легионером на северных просторах Апеннинского полуострова, где он живет и играет в футбол без малого год.

— Год ты находишься на Апеннинах, наверняка, это уже срок для подведения первых итогов твоих выступлений в Серии А и жизни в Италии в целом?

— Должен сказать, что жизнью в Италии я абсолютно доволен, можно сказать, обжился и привык. На первых порах, конечно, возникали трудности в плане адаптации, но мне в этом отношении было легче, чем, скажем, Шевченко. Андрей всячески меня поддерживал, помогал мне осваивать новую жизнь, да и на ребят пожаловаться не могу, они встретили меня очень тепло. В Италии грех жаловаться на жизнь.

— Многие иностранцы, в частности, представители аргентинского и испанского легиона, отмечают засилье кальчо тактическими схемами и сетуют на однообразие игрового процесса. Мол, красиво, но не весело. Тебе «игровая модель» кальчо пришлась по вкусу?

— Я считаю, что Серия А — самый тяжелый чемпионат в мире. Я бы не отважился назвать его скучным или нудным. Нет, просто играть здесь очень тяжело. Соперники головы поднять тебе не дают, чуть замешкался, и все, мяч уже отобрали.По-моему, итальянский чемпионат бесполезно сравнивать с любым другим. Взять хотя бы нагрузки. Многие отечают, что в «Динамо» тренировочный процесс более интенсивный. В «Милане», мол, тренировка — приятная прогулка. Доля истины в этом есть, но посмотрите на календарь «Милана», там вырисовывается совершенно иная картина. Каждое воскресенье тур, выступления в Кубке УЕФА

и Кубке Италии. Это не считая товарищеских встреч и матчей, которые проводит большинство футболистов нашей команды за сборные своих стран. Если при таком сумасшедшем графике, еще и нагружать нас по полной программе на тренировках, то поломаемся мы, не выдержим. Поэтому тренировки у нас приятные, но не прогулки, конечно.

— На твоем счету уже два миланских дерби. Причем оба оказались

исключительно удачными для Милана (6:1 и 4:2 в пользу красно-черных). Расскажи, какая атмосфера царит в команде, среди болельщиков?

— Атмосфера потрясающая, игроки крайне напряжены, взволнованы, но ведь это и гордость большая — победить в дерби, да еще и с разгромным счетом. В городе полгода ждут этой игры. А на стадионе творится нечто неописуемое, словами передать невозможно. Необходимо просто оказаться в этой обстановке, когда чаша стадиона скорее напоминает бурлящий котел, и атмосфера накалена до предела.

Болельщики победившей команды еще долго pотом «подкалывают» неудачников.

— А что делает тренер? Идет ли какая-то специальная психологическая подготовка, установка на матч?

— Нет, ну не может же он сказать прямо: «Этот матч особенный». Но футболисты и сами прекрасно понимают, насколько важен и ценен результат именно этого матча.

— По какому графику проходят тренировки «Милана»?

— Мы тренируемся каждый день, кроме понедельника. На протяжении игрового сезона тренировки, независимо от того играем ли мы посреди недели, проходят один раз в день. По такому графику работают, фактически, все команды Серии А. Другое дело, подготовительный сезон, когда все с точностью до наоборот, и две тренировки в день — обычная практика.

— От обсуждения тренировочного процесса в «Милане», перейдем к обсуждению другого, не менее важного вопроса. Расскажи, пожалуйста, как налажена в «Милане» работа с новичками-иностранцами, направленная на ускорение процесса адаптации?

— Это, безусловно, очень тонкий и крайне важный момент. Как бы все благополучно не складывалось, и какая бы высоко цивилизованной страна не была — это чужая страна, и все здесь незнакомо. Я испытал это на себе и могу с полной уверенностью сказать, что на первых порах самое важное — психологическая поддержка. В «Милане» есть специальная группа людей, включая преподавателя итальянского языка, которые работают с тобой каждые два дня. Изучение итальянского я бы сказал это не самая сложная задача, которая стоит перед иностранными игроками, сложнее привыкнуть к новому образу жизни, каким-то национальным обычаям, поведению людей… А язык-дело наживное! Ты тренируешься, общаешься с партнерами, ходишь в ресторан, гуляешь по городу, то есть, постоянно находишься в языковой среде, невольно заговоришь по-итальянски.

— Когда заходит речь о том, кто внес наибольший вклад в твое и Андрея Шевченко «итальянское самоутверждение», неизменно упоминается имя Резо Чохонелидзе. Как следствие, возникает вопрос: кто же этот широко известный Резо?

— В первую очередь, Резо — мой соотечественник. Он родился в Грузии, но уже много лет живет и работает в Италии, в настоящий момент Резо является одним из менеджеров «Милана» и входит, как раз, в упомянутую выше группу людей, которые помогают иностранным игрокам приспособиться к местным условиям жизни. Конечно, Резо оказывает помощь всем вновь прибывшим, без исключения. Это очень влиятельный человек, но держится достаточно скромно.

— Итак, Каха Каладзе великолепно чувствует себя в Италии и, наверняка, готов задержаться здесь на долгие годы, а, может, и навсегда?

— Не скрою, что мне нравится Италия, но на сегодняшний день в мире существует только три города, где я предпочел бы остаться навсегда — это Самтредиа, Тбилиси и Киев.

— Из достоверных источников известно, что через пару дней ты отметишь новоселье в новой миланской квартире. Чем вызван твой переезд?

— Приехав в Милан я обосновался в одном из отдаленных районов города, недалеко от «Сан Сиро», полагая, что, таким образом, отгорожу себя от излишнего внимания. Это был один из тех домов, где расположено несколько апартаментов, а само здание тщательно охраняется. Честно говоря, жить там было спокойно, но скучновато. И самая большая проблема — это отдаленность от цивилизованного мира, а именно, от центра города, где мы часто собираемся с ребятами погулять, поужинать в ресторане или походить по магазинам. На дорогу уходит уйма времени, потому что в Милане просто сумасшедшие пробки! Простоишь час или полтора в такой пробке, кучу нервов потратишь, и уже никуда ехать не хочется. А оставаться дома — не лучший выход. Поэтому я решил переехать в центр города. Теперь обоснуюсь на Via Bigli. Красивая, относительно тихая улица, как раз параллельна знаменитой Монтенаполеоне.

— Может, поделишься с нашими читателями информацией о том, как ты предпочитаешь проводить свободное время?

— Обычно свободное время расписано по минутам, но после тренировки мы с ребятами едем в город, обедаем в каком-нибудь ресторане. Потом каждый отправляется по своим делам. Вечером опять собираемся поужинать где-нибудь, пообщаться. В понедельник можно пройтись по магазинам, а после матча, — сходить на дискотеку. Хотя, если честно, на дискотеку мы не часто выбираемся. Во-первых, это связано с режимом, выбивает тебя из привычного ритма, а, во-вторых, почти на всех дискотеках работает пресса, фотографируют. Конечно, в том, что футболист пошел потанцевать нет ничего предосудительного, но заснимут тебя с какой-нибудь «звездой» и целую историю потом придумают.

— Хотелось бы услышать твое мнение о итальянской прессе?

— Итальянская пресса — это профессионалы с большой буквы. А, в общем и целом, пресса в Италии без преувеличения, четвертая власть. Я бы сказал, одна большая мафия, которой подвластно все. Журналисты могут возвести в ранг «звезды» вчера еще не известного игрока, а завтра — снять известного тренера. К мнению в Италии прислушиваются, с ним считаются, и выражение «у меня хорошая пресса» здесь широко распространено, потому что каждый футболист имеет четкое представление о том, насколько важно иметь «хорошую прессу». Если игрок провел матч не в полную силу, журналисты непременно это заметят и на следующий день могут запросто «похоронить» его в своих отчетах.

— Недавно в итальянской прессе появилась информация о том, что ты намерен сменить «Милан» на туринский «Ювентус». Ты позднее опроверг эти слухи. Значит, уходить не собираешься?

— Heт, конечно. Но я ведь уже сказал, какая пресса в Италии. Если они напрямую задают вопрос, что я буду делать, если не буду попадать в основной состав. Что я могу ответить — лишь то, что уйду в другую команду. Ведь для меня самое главное — это футбол, карьера, добиться чего-то значительного как игрок. Но сейчас, на мой взгляд, «Милан» силен, как никогда. У нас очень дружная и сплоченная команда. Да и загадывать на будущее в футболе никогда нельзя, это очень непредсказуемая игра.

— Вопрос личного характера: есть ли какие-то новости о твоем младшем брате. Где он сейчас? Эта тема в нашей прессе повисла в воздухе.

— Нет, к сожалению, никаких новостей. Еще ничего не разрешилось, хотя многие люди думают, что он давно живет со мной в Милане. Но в такой ситуации нельзя много шуметь, брату это может повредить.

— Ты уже столько времени находишься в Милане. Живя здесь, просто нельзя быть нестильным, немодным. Каким торговым маркам, дизайнерам ты отдаешь предпочтение?

— В Милане так много великолепных магазинов, фирм. Особенно на улице Монтенаполеоне, недалеко от которой я теперь буду жить. Но не могу сказать, что я отдаю предпочтение чему-то конкретному, просто я вижу вещь и, если она мне нравится, покупаю.

— Все мы наслышаны о твоей дружбе с Армани. Как насчет его коллекции?

— Я не могу назвать Джордже Армани своим другом. Мы с ним знакомы, но дружба это нечто более личное. Вот с Андреем они, действительно, хорошие друзья.

— Как-то Кеннет Андерссон в интервью одному из европейских изданий пожаловался, что он никак не может привыкнуть к итальянскому темпераменту, расхлябанности, непунктуальности и др.

Как ты относишься ко всем этим проявлениям итальянского характера?

— Да, привыкаю понемногу. Обратите внимание: если зайти в ресторан в Париже или Москве, там очень тихо, спокойно. А зайдите в ресторан или пиццерию в Италии там же можно оглохнуть, все жестикулируют. Но мне было немного легче, чем любому другому игроку, тем более скандинаву. Ведь грузины тоже люди с горячей кровью, (смеется)

— А итальянская кухня, музыка, кино?

— Кухня отличная, очень легкая. От нее не поправляешься. А грузинскую музыку и фильмы мне привозят друзья, родственники на кассетах, дисках, DVD.

— Мы не понаслышке знаем, что для Италии футбол намного больше, чем просто игра. Некоторые футболисты здесь популярнее певцов, киноактеров. И,практически, ни одно телешоу здесь не обходится без участия игроков команд-грандов. Не предлагали ли тебе что-то подобное?

— Ну, во-первых, для этого необходимо идеально знать язык, чем я похвастаться пока не могу. А во-вторых, как бы я не хотел, мне просто пока не до этого. Семейная обстановка не располагает к тому, чтобы мелькать перед телекамерами или ходить по подиуму.

Источник: DailyFootball

Комментарии: