Харальд \”Тони\” Шумахер: восемь сломанных пальцев


\"ТониКорреспондент \”СЭ\” побеседовал со знаменитым немецким вратарем, чемпионом Европы-80 Тони Шумахером.

С фотосъемкой Шумахера не заладилось. Сам виноват. Мы беседовали в большой и прозрачной, как аквариум, комнате (три стены из четырех – стеклянные) его кельнского офиса, занимающего два верхних этажа современного четырехэтажного здания. Когда я выложил на стол фотоаппарат, Харальд Антон тут же заявил: \”Меня снимать не надо. Я недостаточно хорошо сегодня выбрит\”. Потом, увидев мою кислую физиономию, объяснил: \”Вы просили об интервью, о съемке мы не договаривались… Впрочем, постойте, я поищу в офисе бритву\”.
С этими словами он исчез. Явился минут через пять. И снова все с той же легкой щетиной на лице. \”Нету меня здесь бритвы, – вздохнул Харальд Антон. – Почему не предупредили, что будете фотографировать?\”
В общем, стоило немалых усилий уговорить Шумахера, который, на мой взгляд, и без бритья выглядел значительно моложе своих пятидесяти трех, предстать перед фотокамерой. При этом я обещал, что буду снимать без вспышки – чтобы не было видно излишних деталей его, как он считал, не очень гладкого в тот день лица.
Но эта заминочка произошла уже в самой концовке нашей встречи. До этого все шло без сучка и задоринки.

ПРИВЕТ ДАСАЕВУ

    
– Известно, что вы были дружны с Ринатом Дасаевым. В свое время он приглашал вас с женой на свадьбу, прислал вам в подарок русский самовар. А вы в 1986-м на чемпионате мира в Мексике попросили знаменитого тренера Дитмара Крамера, который собирался в расположение советской сборной, передать от вас Дасаеву сумку с часами, вратарскими перчатками и другими подарками.
     – Ринату много перчаток посылал – их изготовляли в Германии, они были хорошего качества. Мы, если выпадала возможность, часто с ним разговаривали. И, конечно, всегда после матчей, в которых друг против друга играли, долго беседовали. Иногда вместе немного и выпивали. Ринат – милый, спокойный человек и замечательный вратарь. Он один из самых достойных наследников Льва Яшина, а это был вратарь вратарей – не только в России, но и в мире. Мы, кстати, с ним тоже встречались.

     – Когда в последний раз виделись с Дасаевым?
     – Увы, уже давно – он еще был в Испании. Ринат там остался?

     – Нет, давно вернулся. Дасаев сейчас один из тренеров московского \”Торпедо\”.
     – Тогда у меня просьба. Передайте Ринату огромный привет.

     – Расскажите, пожалуйста, о вашей встрече с Яшиным.
     – Это было в России – мы играли там какой-то матч. Встречу организовал Карл-Хайнц Хайманн из Kicker – он хорошо говорит по-русски. Для меня это было потрясающее событие, понимал, что встречаюсь с легендой. С помощью Хайманна мы немного побеседовали. Видно было, что Яшин – сильная, яркая личность. Он держался здорово и совершенно не производил впечатления человека, которому горько, больно и обидно, что у него нет ноги. Мы говорили и об игре вратарей, и о заработках футболистов, ударились в философию, рассуждая о том, как быстро и неумолимо бежит время. Я был очень горд тем, что удалось побеседовать с Яшиным.

РАССТАВАНИЕ С ХИДДИНКОМ – ОШИБКА \”ФЕНЕРБАХЧЕ\”

     – Продолжим тему ваших российских знакомств. Вы провели в дортмундской \”Боруссии\” немало времени с Владимиром Бутом. Все считали его грандиозным талантом, но он по-настоящему так и не раскрылся. В чем дело?
     – Талант – только одна сторона медали. Но, с другой стороны, есть еще и особенности характера. Влади был недостаточно честолюбив, не хотел всю свою жизнь подчинить футболу. Для него всегда важно было погулять с ровесниками, потанцевать. Если бы футбол действительно был для Бута делом номер один, думаю, он мог бы добиться таких успехов, как Олег Блохин. По таланту они сопоставимы. Но Влади был недостаточно серьезен, а без этого качества настоящий профессионал состояться не может.

     – В бундеслиге сейчас неплохо смотрится Иван Саенко. Что о нем думаете?
     – Мне известно об этом парне только то, что пишут в газетах. Не знаю, какой у него характер, насколько он серьезен.

     – Когда-то в \”Фенербахче\” вы выступали под началом нынешнего тренера сборной России Гуса Хиддинка.
     – Пробыл он у нас, если не ошибаюсь, полгода, потом \”Фенербахче\” с ним расстался. Я лично с этим тренером работал с удовольствием. Гус – человек симпатичный, искренний. Понятно было, что он глубоко разбирается в футболе, может здорово мотивировать игроков. Но нам не хватало очков, а в этих случаях тренеры, к сожалению, должны уходить. Хотя уверен, клуб, расставшись с Хиддинком, тогда ошибся. Всем известно, каких успехов позже добился этот специалист. Но, может быть, \”Фенербахче\” он просто не подходил. Я, во всяком случае, искал причину неудач не в тренере, а в игроках. Кстати, всегда так делаю. Согласитесь, тренер не должен забивать голы и ловить в воротах мяч.

     – Как складывались ваши личные отношения с Хиддинком?
     – Он говорит по-немецки. Мы оба были в чужой стране и хорошо общались. Вместе, например, обедали в ресторанах. Как с капитаном команды Хиддинк со мной много говорил о разных футбольных проблемах.

ПЕРЧАТКИ НА ЗАКАЗ

     – В составе \”Кельна\” в 1984-м вы встречались в Кубке УЕФА с московским \”Спартаком\”…
     – Это было так давно, что уже почти ничего не помню.

     – В первом матче в Тбилиси ваша команда уступила – 0:1, а потом выиграла – 2:0.
     – Постойте, вспоминаю один эпизод. Кажется, именно в Тбилиси я сломал этот палец (показывает мизинец левой руки). Удар по воротам парировал, со второй попытки мяч все-таки накрыл, однако защитник Харальд Конопка, пытаясь в суете выбить его подальше от ворот, нанес мне травму (рассматривает мизинец). Вообще за годы вратарской карьеры сломал восемь пальцев – все, кроме двух больших.

     – Помните все восемь переломов?
     – Конечно. У вратарей такие травмы нередки. Раньше мы в подобных случаях прямо на поле обматывали палец пластырем и без всякой паузы продолжали играть. Палец болел, становился толстым, но вратари свой пост не оставляли. Играть с такой травмой вовсе не считалось героизмом. Подумаешь, один палец сломался! Но оставалось-то еще девять здоровых.

     – Правда, что финальный турнир Euro-1980 в Италии вы тоже играли со сломанным пальцем?
     – С переломом запястья. После того как это случилось, я позвонил в Германию моему врачу из \”Кельна\”, и он сразу приехал. Кроме него, никому о травме не говорил. Врач делал мне уколы, и я играл.

     – И тренер Юпп Дерваль об этом не знал?
     – Абсолютно ничего.

     – Но вы шли на огромный риск!
     – Не думаю. После укола я не чувствовал боли. Первую инъекцию врач делал мне перед игрой, вторую – в перерыве между таймами. Повторяю, об этих процедурах знали только я и он.

     – Вы носили на турнире какие-то специальные перчатки?
     – Нет, просто крепко перевязывал руку. Это когда пальцы ломал, мне делали перчатки на заказ – чаще всего четырехпалые. То есть при переломе, например, указательного, я его и средний засовывал в один перчаточный палец.

     – Финальный матч с бразильцами на мировом чемпионате 2002 года Оливер Кан тоже провел со сломанным пальцем. До этого он играл блистательно, а решающий поединок за золото провалил. Из-за травмы?
     – Не думаю. Вообще считаю: если вышел играть, то не надо потом говорить, что ты ошибся из-за поврежденного пальца.

     – Вернемся к кельнско-спартаковским противостояниям. Ваша команда в Кубке УЕФА со \”Спартаком\” сражалась и в 1975-м. \”Кельн\” дважды уступил – 0:2 и 0:1. Правда, вы тогда не играли. Были чересчур молоды?
     – Может быть. Но точно уже не помню, почему не стоял в воротах. Велика вероятность, что меня тогда оперировали – я ведь за свою карьеру перенес на коленях шесть операций.

ФУТБОЛ ПРИДУМАЛИ АНГЛИЧАНЕ, А ВРАТАРЕЙ – НЕМЦЫ

     – Кто сегодня лучшие вратари мира?
     – В их числе наверняка Кан и Леманн. И Дида.

     – Несмотря на ошибки, которые он порой в последнее время допускает?
     – Между прочим, именно вратари из всех полевых игроков делают меньше всех ошибок. Хотя, конечно, от неточностей никто не застрахован. Считаю, Дида отличный вратарь. Нельзя в конце концов говорить, что голкипер плох, если он допустил одну ошибку. Среди лучших также Буффон, ван дер Сар, который в свои 38 лет по-прежнему на высоте. Плюс Касильяс, демонстрирующий с юных лет высокий класс. Вообще для меня нет молодых или старых игроков – только хорошие или плохие.

     – Кого отметили бы из нынешних российских вратарей?
     – Увы, не смогу назвать ни одной фамилии. А вот из прежних поколений знал многих.

     – Неужели не слышали об Акинфееве из ЦСКА? В немецкой печати в свое время появлялась информация о том, что им интересуются \”Арсенал\”, \”Шальке\”.
     – В \”Шальке\” сейчас играет юный вратарь Мануэль Нойер, которому всего девятнадцать. Не думаю, что русский голкипер в ближайшее время появится в Гельзенкирхене: клуб как раз купил еще одного вратаря – более опытного. Но номер один – Нойер.

     – Есть несколько известных футбольных афоризмов о ваших соотечественниках. Например, слова Гарри Линекера о том, что в футбол играют 22 человека, а в конце всегда побеждают немцы…
     – К сожалению, это уже не соответствует действительности. Но так было. Надеюсь, мы снова на пути к тому, чтобы сделать это выражение актуальным. Но путь очень-очень длинный.

     – Другой афоризм: футбол придумали англичане, а вратарей в нем – немцы. В вашей стране всегда были выдающиеся голкиперы – Турек, Тилковски, Майер, Шумахер, Иммель, Илльгнер, Кепке, Кан, Леманн и многие другие.
     – С этим выражением трудно не согласиться – у нас огромные вратарские традиции. У англичан тоже были хорошие голкиперы – Бенкс, Шилтон. Но они эту традицию не поддержали – видимо, не очень о ней заботились. В результате сегодня у них нет ни одного первоклассного вратаря. Немецкие явно сильнее. Кан, например, на последнем мировом чемпионате, по сути, не играл. Англичане были бы счастливы, окажись у них такой основной вратарь. И наш третий номер в сборной Хильдебранд, просидевший прошлым летом весь турнир на скамейке, по своему уровню тоже мог бы защищать ворота сборной Англии. В Германии очень хорошие тренеры вратарей, бывшие голкиперы помогают готовить юных. В итоге многие мальчишки мечтают стать такими, как Оливер Кан, Зепп Майер…

     – Или Тони Шумахер.
     – И это было. У нас среди вратарей есть отличные примеры, что помогает поддерживать традиции, вдохновляет молодежь.

     – Есть различные типы голкиперов – одни на поле кричат, другие молчат. Как нужно вести себя вратарям?
     – Я кричал всегда. Мы, вратари, испытываем гигантское психологическое давление. Крик же – хорошее средство сбросить стресс. И еще он помогает сконцентрироваться. Один лишь факт, что я кричал, был для меня хорошим сигналом: значит, я на сто процентов сконцентрирован… Конечно, есть и тихие вратари, но мне больше нравятся те, кто взрывается, привлекает к себе внимание. Их не только видно, но и слышно.

БЛОХИНА ЧРЕЗВЫЧАЙНО БОЯЛИСЬ

     – Вы дважды выступали против советской сборной. В Ганновере в 1984-м команда ФРГ выиграла 2:1, а в 1985-м в Москве успех праздновали советские футболисты – 1:0. Помните?
     – В атаке у вас были Блохин, Протасов – большие футболисты. Кстати, после чемпионата мира-1982 играл с Блохиным в США в составе сборной мира. В том матче выступали также Пеле, Паулу Сезар… Блохин был супербыстрый форвард – его чрезвычайно боялись. Да и во всех других компонентах игры он выглядел очень сильно. Вы жили тогда в большой стране, в ней было много возможностей найти хороших игроков. Увы, из-за холодной войны у нас с русскими в те годы было немного контактов, мы не могли между собой свободно разговаривать.

     – Блохин вам гол так не забил.
     – Этим горжусь. Впрочем, и Марадона никогда мне не забивал.

     – Вот только Росси в 1982-м \”подкачал\” – огорчил вас в финале мирового чемпионата. Вам пришлось играть против всех выдающихся мастеров своего времени. Что вспоминаете сейчас о тех дуэлях?
     – Со всеми было непросто. Вот, Марадона… Он никогда не наносил удар с расстояния больше, чем двадцать метров. Порой, когда Диего был пассивен, он казался точно таким же нападающим, как и многие другие. Но это было обманчивое впечатление. Марадона владел великолепным дриблингом, был быстр, неожиданно менял направление движения, изумительно прикрывал мяч корпусом, здорово видел поле. Теперь о Росси. Его, по сути, не знали до чемпионата мира-1982. Но именно на этом турнире он сыграл превосходно, забивал блестящие голы. А после испанского первенства снова исчез с горизонта.

     – Что скажете о Платини?
     – Он не был бомбардиром в привычном смысле этого слова – все-таки больше считался полузащитником. Платини отменно бил штрафные. Но мне он забил только с пенальти – в послематчевой серии полуфинала чемпионата мира-1982.

     – А против кого из великих было тяжелее всего?
     – Поверьте, я никого не боялся. Не было страха ни перед Марадоной, ни перед Румменигге, ни перед Хрубешем. В конце концов, если в игре будешь концентрироваться только на звездах противника, тебе забьют их партнеры. Этого ведь тоже нельзя допустить.

     – Зайдем с другой стороны. Кто из нападающих вам чаще всего забивал?
     – Никогда не забуду Герда Мюллера, против которого играл в самом начале карьеры. Он мне как раз и забил. Считаю, Мюллер – лучший центральный нападающий всех времен. Фантастический форвард. Быстрый, резкий, непредсказуемый, потрясающе укрывал мяч корпусом, несмотря на небольшой рост, здорово играл в воздухе. И всегда заранее знал, куда покатится мяч. Чутье – невероятное.

ВМЕСТО ЗОЛОТА МИРОВОГО ЧЕМПИОНАТА – КНИГА

    
– Многие полагают, что из-за вашей нашумевшей книги Anpfiff (в переводе с немецкого – \”Свисток к началу игры\”), опубликованной в 1987-м, вы так и не стали чемпионом мира. Хотя в 1990-м должны были быть в сборной, победившей в Италии…
     – Но меня могла подстеречь и травма. Господь Бог, как известно, никогда заранее не говорит о своих намерениях. Но если бы все проходило гладко, то наверняка стал бы в 1990-м чемпионом мира. Однако, увы, от жизни не все можно получить… Я должен был тогда написать книгу. Хотел с ее помощью кое-что сдвинуть с места, кое-что спровоцировать. В ней ведь говорилось и о допинге. Потом, после выхода книги, ввели допинг-контроль – сначала в Германии, затем везде. Раньше-то эту проблему затрагивали мало. В итоге не так уж и плохо, что я не стал чемпионом мира.

     – Неужели совсем не жалеете?
     – Конечно, немного обидно. Но есть вещи пострашнее. Мой отец лежит в больнице – это значительно хуже, чем не получить золотую медаль чемпиона мира.

     – А вы не могли опубликовать книгу на три года позже?
     – Не был уверен, что к тому времени буду еще играть. Если бы книга вышла после того, как я закончил активную карьеру, возможно, она не имела бы такого резонанса.

     – И все-таки многие любители футбола жалеют, что вы не стали чемпионом мира.
     – Я – Тони Шумахер, многие меня знают, я не должен обязательно носить титул чемпиона мира. В конце концов два раза сражался в финале – не так уж много людей добивались такого.

     – Вратаря Шумахера после выхода книги исключили из сборной. Какие у вас сейчас отношения с тогдашним тренером национальной команды Францем Беккенбауэром?
     – Мы хорошие друзья. Меня отчислил из сборной не он, а президент Германского футбольного союза Нойбергер. Сегодня моя книга, думаю, не вызвала бы такого раздражения. А в те годы я немного опередил время.

     – Ходят слухи, что в перерыве матча 1984 года \”Кельн\” – \”Спартак\” игроки вашей команды принимали допинг. Кое-где пишут, что и вы об этом говорили. Правда?
     – Полная чепуха. Никто тогда допинг не принимал. И в моей книге об этом нет ни слова.

Михаэль ШУМАХЕР ВСЕМ ГОВОРИЛ, ЧТО Я ЕГО ДЯДЯ

     – Вы в Германии невероятно популярны. Говорят, когда будущий ас \”Формулы-1\” Михаэль Шумахер был еще школьником, он убедил своих одноклассников в том, что вы его родственник.
     – Он всегда говорил, что я его дядя. Но это, конечно, неправда. Мы не родственники. Но потом познакомились. Вместе гоняли даже на крошечных спортивных машинах. О том, кто был быстрее, можете не спрашивать. И играли в футбол – в традиционных матчах перед гонкой в Хоккенхайме.

     – Михаэль на футбольном поле хорош?
     – Бегает много, быстро. И действительно может неплохо играть в футбол.

     – Вам он голы забивал?
     – Никогда. Он всегда был в моей команде.

     – А кто из известных \”нефутболистов\” вам забивал?
     – Бывший канцлер Германии Гельмут Коль – с пенальти.

     – Неужели не могли отразить?
     – Как мог не пропустить мяч, пробитый канцлером?

     – Вернемся к вашему однофамильцу…
     – Мы довольно часто общаемся. Одно время нередко ездил к нему в Швейцарию, ночевал у него дома. Там есть одна футбольная команда, и я ее как-то тренировал. Михаэль тоже участвовал в занятиях. Потом все вместе ходили ужинать. Михаэль великий спортсмен, но, как мы в таких случаях говорим в Германии, остался стоять ногами на земле. Имеется в виду, что он по-прежнему прост в общении, со всеми приветлив.

     – Когда-то прошла информация, что Михаэль Шумахер хотел инвестировать деньги в футбольный клуб \”Кельн\”.
     – Идея исходила от Вольфганга Оверата. Но ничего не вышло.

     – Вы родились в городе Дюрене. Расскажите о нем.
     – Это один из самых древних городов Германии – ему более 2000 лет. В нем когда-то частенько бывал император Карл Великий. В Дюрене большие футбольные традиции – здесь родились будущие игроки \”Кельна\” и сборной Германии Карл-Хайнц Шнеллингер, Харальд Конопка, Георг Штолленверк. Вообще для нас, дюренских ребят пятидесятых – шестидесятых годов, футбол был шансом подняться по социальной лестнице. Моя семья, например, жила очень бедно – есть мясо мы позволяли себе раз в неделю, я до 18 лет ютился в одной комнатушке с сестренкой. Мама вынуждена была вязать вещи и их продавать, отец был простым рабочим на стройке, трудился с семи утра до шести вечера.
  
   – Неужели в детстве стали заниматься футболом только потому, что хотели выбиться в люди?
     – Конечно, нет. Разве шестилетним или десятилетним мальчишкам может прийти такое в голову? Мне, как и многим сверстникам, просто безумно нравилось гонять мяч – бегал и в нападении, и в защите, и в полузащите. Но однажды мама сказала: \”Ты должен наконец решить, где будешь играть\”. Ну я и пошел в ворота – мне в них был как-то уютно. Позже мама еще раз повлияла на мою футбольную судьбу. Меня звали в \”Кельн\”, но она заявила: \”Футбол, конечно, дело хорошее. А если, не дай бог, сломаешь ногу, что будешь делать? Тебе нужно получить специальность и только потом полностью посвятить себя футболу\”. Так что два с половиной года я учился на медника, сдал экзамен и лишь после этого подписал контракт с \”Кельном\”.

     – Сколько приблизительно зарабатывает сегодня обычный медник в Германии?
     – Около четырех тысяч евро в месяц.

     – В футбольных протоколах вы были всегда Харальд Шумахер. Почему все называют вас Тони?
     – У меня двойное имя – Харальд Антон. Тони пошло от Антона – моего дедушку так звали. Когда в 1972-м я пришел в \”Кельн\”, у нас уже был один Харальд – защитник Конопка. Чтобы не путать с ним, меня и стали называть Тони. Знаю, поговаривают, будто это имя мне дали в честь Тони Турека – вратаря сборной, ставшей в 1954-м чемпионом мира. Но это не соответствует действительности. С первого дня на двери моей комнаты на базе \”Кельна\” повесили табличку \”Тони\”, и все болельщики, журналисты сразу стали ко мне так обращаться. Только отец и мать, которая, увы, уже умерла, продолжали называть меня Харальд.

ЗУБЫ ДЛЯ БАТИСТОНА

     – Есть несколько вопросов, которые журналист, общаясь с Тони Шумахером, просто не может не задать.
     – Валяйте!

     – 1982 год, чемпионат мира. Нашумевшая игра ФРГ – Австрия, в которой победа вашей сборной с перевесом в один или два мяча устраивала обе команды, выходившие в этом случае из группы. Немцы выиграли – 1:0, Алжир уехал домой. Скажите честно, перед игрой германские и австрийские представители встречались?
     – Многие тогда говорили, что мы с австрийцами договорились. Но нашей-то команде в той ситуации нужно было только побеждать. И мы своего добились! Через минут двадцать после начала матча Хрубеш забил. Австрия не должна была проигрывать с разницей больше чем в два мяча. Обе команды сосредоточились на обороне, стали играть осторожно. Причем, как говорится, автоматически. Об этом вовсе не нужно было перед игрой договариваться. Но именно после того матча регламент мировых первенств изменили: решающие встречи в группах стали проводить в одно и то же время. Отвечая же на ваш вопрос, с полной ответственностью заявляю: представители наших сборных перед игрой не встречались и ни о чем не договаривались. Повторяю, все произошло само собой. В конце концов, все умели считать.

     – Когда болельщики говорят о Тони Шумахере, непременно вспоминают ваше столкновение в полуфинале чемпионата мира-1982 с Патриком Батистоном, которое чуть было не закончилось для француза трагически – его вынесли с поля с сотрясением мозга и двумя выбитыми зубами…
     – Меня все время расспрашивают об этой истории. Прошло 25 лет, а люди все задают вопросы о Патрике Батистоне. Спрашивали бы о том, что происходило в сериях пенальти в 1982-м с Францией или в 1986-м с Мексикой. Но нет, я снова и снова должен вспоминать тот эпизод… Ну, слушайте. Был пас в сторону Батистона, который мчался к моим воротам. Выбегаю навстречу, чтобы первым оказаться у мяча. Француз тоже спешит, хочет меня опередить. Он дотрагивается до мяча, я высоко прыгаю, и мы с треском сталкиваемся. Мяч уходит за пределы поля, судья дает удар от ворот. Не считает, что был фол, не показывает желтую карточку, не дает свободный удар. А Батистон после столкновения лежит, ему плохо. Потом Патрика вынесли с поля. Далее дополнительное время, серия пенальти. Мы победили, я сыграл хорошо. В серии одиннадцатиметровых Сикс и Босси мне не забили. То, что Шумахер отразил пенальти, французов раздосадовало еще больше.
     Когда уже уходил с поля, на газон высыпали журналисты. Сегодня это не разрешается. Футболисты должны сперва пойти в раздевалку, привести себя в порядок и только потом выйти к прессе. Но тогда было по-другому. Подходит ко мне журналист и сообщает, что Патрик потерял два зуба. Я тут же выпалил, что оплачу лечение. Поверьте, сказал это совершенно без всякой злости. Видел, как Батистон лежал на траве, как его выносили с поля. Опасался, как бы с ним не произошло чего-нибудь нехорошего. А тут лишь два зуба. Сразу же почувствовал облегчение. Вот такая история.
     Через какое-то время поехал к нему в Метц – хотел извиниться, пожать ему руку, сказать, мол, мне очень жаль, что так произошло. А у него был друг – журналист… Когда пришел к Патрику, в комнате собралось 100 журналистов, 10 телевизионных камер, 50 фотографов! В общем, сделали шоу. Я-то ничего не знал и этого не хотел. Но из-за шумихи все выглядело не очень симпатично. Потом мы еще в одной команде играли с Патриком в футбол. В зале.

ПРИГЛАШЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА ИТАЛИИ

     – Специалисты полагают, что после той невероятной игры с Францией, которая считается одной из лучших в истории футбола, ваша сборная на финал с итальянцами вышла, не восстановившись физически и психологически. Согласны?
     – Да. Судите сами. Жара, тяжелейшая игра, дополнительное время, серия пенальти… Затем еще не могли улететь и два часа сидели с фанами в аэропорту. В гостиницу добрались очень поздно. Отчасти поэтому и вышли на решающий матч недостаточно свежими.

     – Правда, что после того проигранного финала вы не пожали руку президенту Италии Алессандро Пертини?
     – Не знаю.

     – Но я читал об этом в прессе.
     – Не верьте всему, что пишут в газетах… Честно говоря, не могу вспомнить, что тогда происходило. Когда после матча шел среди почетных гостей, был не очень сосредоточен. Потом один из сотрудников министерства иностранных дел мне сказал, что я не пожал руку Пертини. А там было человек пятьдесят – президенты, премьеры, деятели ФИФА, УЕФА. Я не всех знал в лицо… Спустя два года мне неожиданно сообщили, что Пертини приглашает в Италию – хочет со мной пообщаться. Поехал. Все было здорово: мы обменялись рукопожатием, побеседовали. Он сказал, что после финала в Испании я не пожал ему руку. Я ответил: \”Мне очень жаль, но этого не помню\”. Смешная история. Если бы ее не было, президент Италии никогда бы меня к себе не пригласил.

     – После чемпионата мира 1982 года болельщики долго дулись на Шумахера. Говорят, простили вас по-настоящему лишь в 1984-м, когда вы здорово сыграли в Страсбурге против сборной Франции. Так и есть?
     – Тогда впервые выступал во Франции после истории с Батистоном. Хорошо играл, но в концовке мы все же пропустили – 0:1. Патрик, кстати, на поле был. После финального свистка фаны наконец меня простили – стоя, аплодировали на трибунах. Но до игры была катастрофа – из секторов в меня летели яйца и помидоры. Ко всему прочему, за воротами установили виселицу, на которой висел… Тони Шумахер. Моя кукла, разумеется.

500 МАРОК В ГЕТРАХ

     – Перед чемпионатом мира-1986 много писали о вашем конфликте с Карлом-Хайнцем Румменигге. Он якобы говорил о кельнской мафии в сборной…
     – Румменигге думал, что я хочу получить капитанскую повязку, но это не соответствовало действительности. А вообще мы с ним были в хороших отношениях. Помню, перед каждой игрой с \”Баварией\” спорили с ним на 500 марок. Условия были такие: если он мне забьет, получит деньги, если нет, на полтысячи стану богаче я. Перед матчами каждый из нас засовывал купюру в 500 марок в гетры, и сразу после финального свистка мы расплачивались. Такое пари заключали, кажется, десять раз, и в девяти случаях я гол не пропустил.

     – В 1986-м вы блестяще провели мировой чемпионат и получили \”Серебряный мяч\”, став вторым после Марадоны игроком турнира. Но в проигранном Аргентине финале действовали не лучшим образом. Почему?
     – Никто меня не обвинял в поражении. Никто не говорил, что первый гол на моей совести, а остальные два – нет. Я же считал, что по-хорошему надо было все три мяча брать. Почему так случилось? Если бы знал… Возможно, для меня был просто плохой день. Разговоры же о том, что к финалу я психологически устал, не имеют под собой никакой почвы.

БА-БУ-ШКА

     – Вернемся в сегодняшний день. Россия попала в непростую отборочную группу Euro-2008. Как вы думаете, сможет наша сборная пробиться на турнир в Австрию и Швейцарию?
     – Будет тяжело. Но не забывайте, что в Англии клубы намного сильнее, чем сборная. Может быть, в этом шанс России?

     – Какого вы мнения о нашей нынешней сборной? Почему она выступает не так успешно, как некогда команда СССР?
     – У вас сейчас не так много игроков, как в прежние годы. Тут все понятно: пространство сузилось, и, повторяю, возможностей найти хороших игроков стало меньше. Вспомните, сколько отличных футболистов раньше давали Украина, Грузия, Белоруссия.

     – Можете назвать несколько имен игроков сборной России?
     – К сожалению, нет. А вот Блохина, Дасаева, Протасова помню.

     – Кстати, что думаете о советском футболе 70 – 80-х годов?
     – Тогда ваших футболистов за рубеж не продавали. Сборная на протяжении длительного времени готовилась, по сути, в одном составе. Команда была сыгранна, тактически подготовлена, в ней царил дух коллективизма. Поэтому она и была очень сильна.

     – Вы не раз бывали в России. Какой приезд больше всего запомнился?
     – В те годы посмотреть у вас, признаюсь, удалось немногое. Все было строго: продолжительный паспортный контроль в аэропорту, сопровождение нашего автобуса специальными машинами… Но даже в такой ситуации нельзя было не заметить, что русские – люди симпатичные, разговорчивые, искренние.

     – Сувениры из России привозили?
     – Ба-бу-шку (с трудом произносит по-русски).

     – Имеете в виду матрешку?
     – Вот именно. Она до сих пор стоит у меня дома. Еще купил в Москве часы, а маме – красивое ожерелье.

     – Как относитесь к русской водке?
     – Я не большой охотник до алкоголя. Правда, после того как в \”Шальке\” пришел \”Газпром\”, мне иногда приходится пить водку с его представителями. Что делать, теперь это уже часть моей профессии.

50 ТЫСЯЧ ЗРИТЕЛЕЙ НА МАТЧЕ ВТОРОЙ БУНДЕСЛИГИ

     – После уверенной победы немецкой сборной в отборочном поединке к Euro-2008 над чехами в Праге эйфория вокруг национальной команды в Германии стала еще больше. Чего ожидаете от выступления бундестим в следующем году в Австрии и Швейцарии?
     – Мы сейчас на верном пути, у нас много способных юных игроков. Но это вовсе не гарантия, что выиграем европейское первенство. Считаю, успехом для нас стал бы выход в полуфинал.

     – Почему в последние годы в Германии, особенно в сравнении с вашим временем, все меньше игроков мирового класса?
     – У нас есть Лам, Подольски, другие таланты. Но для того, чтобы пробиться в число \”самых-самых\”, им нужно время. В футболе невозможно проснуться и сразу стать суперзвездой. Давайте подождем несколько лет. Хотя меня в нашем футболе больше всего беспокоит именно то, что в бундеслиге мало молодых немецких звезд.

     – А что больше всего радует?
     – Зрители, как и раньше, заполняют стадионы, футбол остается спортом номер один. \”Кельн\” во второй бундеслиге на десятом месте, но на каждый его домашний матч приходят 50 тысяч зрителей. Потрясающе!

     – Можете назвать ваш вариант сборной мира всех времен?
     – Очень трудно. Раньше-то было столько великих игроков: Беккенбауэр, Пеле, Мюллер, Линекер, Конти, Бригель, Румменигге, Марадона, Яшин, Блохин…

     – Как, на ваш взгляд, будет выглядеть футбол через 50 или 100 лет?
     – Скорее всего, точно так же, как сегодня. С каждым годом футболисты играют быстрее, но когда-нибудь прибавлять в скорости станет невозможно. Многое зависит от того, по какому пути пойдет развитие общества, будет ли у людей большое желание смотреть футбол, играть, останется ли у крупных инвесторов интерес вкладывать в нашу игру большие деньги. Очень хотелось бы, чтобы и через сто лет люди гоняли мяч. И не знали никаких войн… Было бы здорово, если бы они сражались только на футбольном поле!

     Досье

     Харальд Антон Шумахер
     Вратарь.
     Родился 6 марта 1954 года в Дюрене.
     Выступал за \”Кельн\” (1972 – 1987), \”Шальке\” (1987 – 1988), \”Фенербахче\” (1988 – 1991), \”Баварию\” (1991 – 1992), дортмундскую \”Боруссию\” (1995 – 1996).
     Тренер вратарей \”Боруссии\” Д (1996 – 1998), \”Байера\” (2001 – 2003), главный тренер кельнской \”Фортуны\” (1998 – 2000). В настоящее время – владелец маркетинговой фирмы в Кельне, сотрудничающей с футбольными клубами \”Байер\”, \”Шальке\”, \”Вольфсбург\” и \”Майнц\”.
     Чемпион Европы (1980), двукратный вице-чемпион мира (1982, 1986), чемпион Германии (1978, 1996), обладатель Кубка страны (1977, 1978, 1983), финалист Кубка УЕФА (1986). Лучший футболист Германии (1984, 1986). Чемпион Турции (1989). 76 матчей за сборную Германии, 464 – в бундеслиге.

Источник: СЭ-Новости

Новости партнеров

Комментарии: