Максим КАЛИНИЧЕНКО: “Не уверен, что Ривалдо было бы интересно поиграть со мной в одной команде”

название фото

       Кажется, совсем недавно это было – чудный дебют в “Спартаке”, золотой гол “Ростсельмашу” и авансы, авансы, авансы… С тех пор от Максима Калиниченко каждый год ждут такой же яркой игры, как в 2000-м. Может, в этом сезоне наконец-то прорвет? Тем более что травмы вроде бы оставили талантливого хавбека в покое.

       В “Спартаке” у Калиниченко репутация человека, который не лезет за словом в карман. И на вопросы реагирует так же, как принимает решения на поле, – стремительно и нетривиально. За что и любим – болельщиками и журналистами.

С ЖЕНОЙ РОДИЛИСЬ В ОДИН ДЕНЬ

       – Накануне отъезда на испанский сбор – 26 января – вам исполнилось 25. Успели юбилей отметить?

       – Нет, конечно. Мы ведь уже на базе были. Может, оно и к лучшему. Чтобы не заводиться… Спасибо поварам – испекли торт с 25 свечками. Так что чаю попили, и все.

       – Наверное, день рождения постоянно на сборах приходится встречать?

       – Как ни странно, последние лет пять удавалось это делать дома. То в промежуток между сборами попадал, то “Спартак” на Кубок Содружества в Москве оставался. Кстати, с женой мы в один день родились – только она на два года младше.

       – 25 – расцвет для футболиста, согласны?

       – Скорее определяющий момент в карьере. Либо из тебя получится что-то стоящее, либо нет. А расцвет у игрока, на мой взгляд, наступает лет в 27 – 28. Когда и опыта уже достаточно, и физических сил еще хватает.

       – Сами как оцениваете то, чего добились к своим 25?

       – Были взлеты, были и падения. Но раз пятый год в “Спартаке” и до сих пор не выгнали – значит, не все так уж плохо. С другой стороны, и в солидные европейские клубы не приглашают. А хотелось бы… Первый сезон в “Спартаке” получился очень удачный, второй хорошо начинался. А потом тяжелая травма, из-за которой пропустил почти полтора года. Операции, лечение, восстановление… Лишь тот, кто сам побывал в этой шкуре, поймет, как трудно было.

       – Леонид Колтун, у которого вы еще в “Днепре” играли, отозвался о вас так: “Макс – игрок от Бога. Здоровья особого нет, но голова ясная, мыслит по-футбольному. ..”

       – При этом не скажу, что он давал мне какие-то поблажки. Нагрузки у Колтуна были о-го-го! Но я всегда все выполнял и не сачковал. А говоря о здоровье, он, наверное, имел в виду мои габариты. Сейчас во мне хоть 72 кг, тогда же всего 65 весил.

ЕСЛИ БЫ ОСТАЛСЯ РОМАНЦЕВ, Я МОГ ПОКИНУТЬ “СПАРТАК”

       – Несколько лет назад довелось услышать такую историю. Дескать, травму ахилла вы усугубили из-за того, что на сборах после тренировок постоянно играли в компьютерную приставку, сидя в одном и том же положении, при котором нога не отдыхала. Причем аналогичная проблема была и у Безродного – вашего соседа по номеру.

       – Дело было так. На израильском сборе мы готовились к матчам Лиги чемпионов с “Баварией” и форсировали подготовку. Было много прыжковых упражнений. Сначала Безродный пожаловался на боль в ахилловом сухожилии, а уже через день – я. Какое-то дурацкое совпадение. Эскулапы наши стали выяснять причины. Кто-то ляпнул: это все из-за того, что постоянно сидим и играем в компьютер. Но, во-первых, играли мы, лежа на кровати, придвинув телевизор. А во-вторых, когда у меня заболел ахилл, нужно было просто сделать паузу. Я же продолжал тренироваться. И, помню, на разминке перед очередным контрольным матчем в ноге раздался хруст От боли у меня чуть глаза на лоб не вылезли. Но Васильков поговорил с Романцевым и сказал: “На тайм”. Кое-как на одной ноге отбегал, даже гол забил.

       – И что было дальше?

       – Вдвоем с Артемом прошли курс лечения в 1-м физкультурном диспансере. Вроде отпустило. Но стоило выйти на наши “чудесные” весенние поля, как все началось по-новому. Нам и уколы делали, и целителей вызывали – тщетно. Так что операция была неизбежна.

       – А с Безродным вы правда не разлей вода?

       – Нет, на сборах в одном номере жили, но в обычной жизни встречаемся редко. А вот жены наши дружат.

       – Безродный в Пермь на смотрины собирается. Если честно, не боитесь, что и вы однажды в “Спартаке” можете так закончить?

       – Разговоры подобные велись уже не раз. Узнавал о них обычно от болельщиков. Подойдут после игры: “Макс, в чем дело? Почему из “Спартака” уходишь?” Я, разумеется, сразу к руководству. Иногда там слухи опровергали, а иногда подтверждали: “Да, хотели продать, но не сложилось”. В общем, надо быть готовым во всему. Хотя, конечно, уезжать далеко от Москвы желанием не горю.

       – Но в прошлом сезоне вы действительно находились едва ли не в шаге от расставания со “Спартаком”?

       – Да, был момент, когда с Олегом Ивановичем у нас серьезное недопонимание возникло. Что-то невероятное начал он от меня требовать. Признаться, был уже на грани срыва. Думал, что и впрямь надо идти к руководству и просить, чтобы меня в другой клуб продавали. Не исключено, так бы и случилось, если бы Романцева не сменил Чернышов.

УНИКАЛЬНЫЙ ТИМОЩУК

       – Вы можете назвать себя профессионалом?

       – Мне кажется, таких профессионалов, как на Западе, в России вообще нет. Потому что у нас чуть ли не с пеленок за игроков все пытаются решать. Где жить, как питаться, куда пойти… Между тренером и футболистами должно быть полное доверие. И не важно, чем они занимаются в свободное время. Если на поле в порядке – значит, профессионалы. А у нас как? Режим нарушил – и на тебе могут поставить крест. Причем совсем не обязательно, чтобы ты напился или надебоширил. Нет, мог просто на сборах после отбоя с кем-то разговаривать – а на тебя уже вешают клеймо “нарушитель режима” и не дают играть. Самое печальное, что ближайшие лет двадцать в этом смысле, уверен, ничто не изменится.

       – А что вы не позволяете себе сейчас из того, что могли, скажем, лет пять назад?

       – Все должно быть в пределах разумного. Понятно, что, если у меня завтра тренировка, я ничего лишнего себе не позволю. Потому что прекрасно знаю – на поле иначе буду умирать. А в выходные можно и расслабиться. Нельзя жить лишь футболом. Лично я знаю только одного игрока, который никогда не курил и не брал в рот даже пива, о более крепких напитках уж не говорю, – это капитан “Шахтера” Толя Тимощук. Уникум!

       – Говорят, раньше на базе вы ночи напролет, играя за компьютером, могли просидеть?

       – Да было пару раз, а из этого раздули шум. Мы играли на отжимания, кувырки. Азарт такой, что обо всем забываешь. Потом на часы глянешь – мама родная, уже три! Сразу спать ложишься. А сейчас компьютер я вообще забросил. Надоело.

       – На Украине было два громких скандала с вашим участием – сначала уход из “Днепра”, затем конфликт в молодежной сборной. Это случайное стечение обстоятельств? Или, когда чувствуете несправедливость по отношению к себе, молчать на станете?

       – Скорее второе. Ведь если от меня что-то требуют, надо и взамен что-то получать, правильно? А в “Днепре” нам по нескольку месяцев не платили зарплату – и в итоге терпение лопнуло. В молодежке тоже пообещали одни условия, а потом в одностороннем порядке их резко изменили. Странная получилась ситуация. С главным тренером украинской молодежки Владимиром Онищенко мы нормально поговорили, высказали друг другу претензии и разошлись. Возвращаюсь после спаренных матчей сборной в Москву и читаю в газете его интервью: “Калиниченко нарушил режим и отчислен из молодежной сборной”. Вдобавок он выставил меня скандалистом и рвачом. Ребята, которые были в курсе, смеялись до колик. Но мне-то было не до смеха.

       – Неумение молчать и сглаживать углы в острые моменты – это хорошо, на ваш взгляд, или плохо?

       – Гордиться, полагаю, тут нечем. Ежели что-то не нравится, буду бурчать, бубнить. Что в игре, что на тренировке. И на конфликт коли уж иду, то всегда до конца.

       – А в чем тренеры вас чаще всего упрекают?

       – В том, что у меня много необоснованных потерь мяча. Можно сыграть попроще, а я начинаю что-то выдумывать, финтить.

       – Еще и по ногам при этом получаете.

       – Да, меня с детства нещадно лупят. Ноги все время в синяках. В последнее время, впрочем, мяч особо стараюсь не передерживать. К слову, убежден, огромный минус в подготовке наших футболистов – их учат расставаться с мячом. Во всей Европе акцент делается на индивидуальные качества игрока. Можешь сам решить эпизод – решай. Нет – ищи партнера, отдай пас. А у нас наоборот. Только если все закрыты – тогда самому позволяется в обыгрыш пойти.

       – С новым главным тренером сборной Украины Олегом Блохиным уже успели пообщаться?

       – Нет. Но вызов придет – конечно, поеду.

       – Почему же все-таки вы никак не станете в сборной твердым игроком основного состава?

       – Потому что пока не могу им стать и в “Спартаке”.

СКАЛА – ЛИЧНОСТЬ НЕОРДИНАРНАЯ

       – Известно, что вас и Павлюченко на турецком сборе Скала оштрафовал за опоздание к автобусу на 5 минут. Почему припозднились?

       – У нас по утрам отъезд был то в 9 часов, то в 9.15. Вот мы и не разобрались. Но штраф символический был – долларов десять.

       – Часто тренеры штрафуют?

       – Наверное, могли бы и почаще. С пунктуальностью, честно говоря, я не в ладах. Опаздываю постоянно. Даже если за два часа до назначенного срока выйду из дома, все равно какая-то оказия приключится. То лифт застрянет, то в пробку попадешь там, где отродясь их не бывает. Еще когда в метро ездил, не раз замечал – едва зайду на эскалатор, так он обязательно сломается.

       – А самый большой штраф за что был, если не секрет?

       – Это еще в “Днепре”. Мы обыграли в Киеве “Динамо” – 3:2, а через два тура “сгорели” в Донецке “Шахтеру” – 0:6. И руководство лишило нас всех премиальных за этот месяц. Деньги были немаленькие – ведь не каждый день киевское “Динамо” на выезде побеждаешь. Этот штраф не только самый большой, но и самый обидный.

       – Какое впечатление произвел новый главный тренер “Спартака” Невио Скала?

       – Сразу видно – неординарная личность. Не скажу, что он тиран, но тренер жесткий. По-моему, если Скала от игрока чего-то хочет – рано или поздно непременно этого добьется. К нему все прислушиваются, ведь у него огромный опыт и авторитет. А вне поля он производит впечатление человека легкого и вполне доступного.

       – Когда в конце прошлого года появилась информация, что “Спартак” вступил в переговоры с Ривалдо, сами-то верили, что великий бразилец к нам доедет?

       – Нет, не сомневался, что из этой затеи ничего не выйдет. Кто из звезд такого уровня приезжал когда-нибудь в Россию?

       – Но вам интересно было бы сыграть с ним в одной команде?

       – Еще бы! Вот только не уверен, что Ривалдо было бы интересно поиграть со мной… Ривалдо – это имя в мировом футболе. А Калиниченко? Так, широко известен в узких кругах…

МОСКВА УЖЕ РОДНЕЕ ХАРЬКОВА

       – Москва за столько лет стала для вас уже своей?

       – Столица затягивает. Недавно, например, поймал себя на мысли, что за рулем в Москве я ориентируюсь лучше, чем в родном Харькове.

       – В Харькове часто бываете?

       – В отпуске всегда минимум на неделю приезжаю. Ну и на выходные порой стараюсь вырваться. Дочку мы на лето в Харьков к родителям на дачу отправляем. Там речка, воздух чистый.

       – Чем родители занимаются?

       – До сих пор вместе на заводе трудятся. Я уже сколько говорил, чтобы ушли с работы, – благо, могу их спокойно обеспечивать. Но они ни в какую. “Что, говорят, сынок, мы тогда будем делать?” Папа у меня, кстати, еще и вратарем в любительской футбольной команде играет. В прошлом году чемпионом Украины среди ветеранов стал. Медаль золотую от федерации вручили.

       – А жена ваша работает?

       – Нет. Таня хочет пойти учиться или устроиться куда-то на работу, но я против. И ребенку внимания меньше уделять сможет, и мы станем редко видеться, потому что выходные наверняка совпадать не будут. Да и сложно с моей профессией загадывать далеко. Сегодня я в Москве играю, а где буду завтра – одному Богу известно…

Источник: Динамо Киев от Шурика

В записи нет меток.

Новости партнеров

Комментарии: