Карлос Алберто ПАРРЕЙРА: \”Вагнер и Карвальо – случайные люди в сборной\”

Главный тренер сборной ЮАР Карлос Алберто Гомес Паррейра дал интервью газете «Спорт день за днем».

— Судя по всему, ваша работа по созданию команды далека от завершения…
— На данном этапе меня больше порадовали проблески игры в отдельных эпизодах. Пока идет кропотливый процесс отбора игроков; приучаю их действовать по определенным схемам, адаптирую свои задумки к возможностям имеющихся в наличии исполнителей. Кубок Африки был своего рода пробой пера. Кое-какие контуры той команды, что я хочу увидеть, уже наметились. Теперь у меня есть два года, чтобы закрепить достигнутое.

— Когда южноафриканцы выступали на чемпионатах мира, основу команды составляли легионеры из Европы. На Кубке Африки таких игроков у вас было всего семь. Будете продолжать доверять молодым?
— Я стараюсь доверять не молодым, а квалифицированным игрокам, которые способны воплотить на поле мои задумки. Молодость не заслуга и не порок, а объективная вещь. К тому же со временем она проходит. Мне доверили команду на полный цикл, и это можно назвать своего рода преимуществом — у меня есть возможность отслеживать, как ребята прогрессируют, как у них обстоят дела в конкретный момент.

— Какой результат на чемпионате мира руководство федерации посчитает успехом?
— Моя задача — подготовить достойную команду. Думаю, успехом можно будет считать выход из группы. В идеале — пройти первый раунд плей-офф и показать во втором достойную игру. Поверьте, у руководства федерации ЮАР есть четкое представление о раскладе сил в мировом футболе. Тем более у нас будет последняя репетиция — Кубок Африки 2010 года. Вот после него и можно будет строить планы на мировое первенство.

— Вы знаете, что сборные стран, принимавших чемпионаты мира, неизменно выходили в плей-офф?
— Не задумывался над этим. Что ж, постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы не нарушить эту традицию. А уж мои парни на родном стадионе и вовсе будут рвать и метать. Любая сборная опасна в родных стенах, а африканская — вдвойне.

— Президент ФИФА Йозеф Блаттер заявил, что принцип ротации континентов при выборе хозяина чемпионата мира впредь соблюдаться не будет. А ЮАР получила мундиаль в силу именно такого подхода…
— На мой взгляд, принцип ротации — европейская блажь. Отказались — и хорошо. В Европе был момент, когда все буквально помешались на политкорректности. Лучше бы не кричали лозунги, а проявляли лояльность к легионерам, например.

— Вы считаете, что африканская страна не в состоянии получить право на проведение ЧМ в конкурентной борьбе?
— Я этого не говорю. Но существует слишком много проблем. В том числе непреодолимых. Например, климат, инфраструктура, стадионы, поля, транспорт. Политическая обстановка, в конце концов! В Африке, на мой взгляд, можно по пальцам одной руки пересчитать страны достаточно стабильные, чтобы включать их в долгосрочные проекты, такие как проведение мундиаля. К счастью, ЮАР является одной из тех немногих, которые могут не только профинансировать и организовать все на высшем уровне, но и гарантировать, что через пару лет не произойдет глобальных перемен в политическом и экономическом курсе.

— Поговаривают, что в ЮАР подготовка к чемпионату идет, мягко говоря, неровно…
— Я даже могу сказать, кто поговаривает — европейцы. Они постоянно склонны искать в чужом глазу соринку и указывать другим на ошибки. Пусть лучше помогут — не советом, а делом. Советчиков в Африке и так хватает.

— Это касается и игровых аспектов?
— Да здесь в каждом баре и в каждой деревне свой тренерский совет! Поначалу было непривычно, пришлось кое-кого ставить на место.

— А федерация не вмешивается?
— Вот здесь я встречаю полное понимание. Иногда даже приходится останавливать тех, кто проявляет излишнее рвение.

— Как вы начали самостоятельную карьеру?
— Мне доверили пост во «Флуминенсе», но поначалу все складывалось не слишком удачно. Я все еще оставался молодым тренером — правда, ореол победы 1970 года помогал мне настаивать на своем. Но, к сожалению, у меня на родине все слишком нетерпеливы, и я предпочел принять предложение из Кувейта.

— Мы пропустили в разговоре самый большой ваш успех — чемпионат мира 1994 года…
— Я просто сделал свое дело. Поверьте, сложнее было вывести Кувейт в финальную часть, чем победить с той прекрасной командой. Наконец-то я был опытным тренером, мне поверили на родине, позволили воплотить все свои принципы. Болельщики вновь называли меня трусливым, нерешительным, упрекали, что Роналдо просидел весь турнир на лавке. Но мы вернули трофей в Бразилию спустя четверть века!

— Вы тогда зарекались тренировать сборную Бразилии, но вернулись в нее спустя 10 лет…
— Ничто мне так дорого не стоило, как та победа. Ни аравийские пустыни, ни африканские джунгли. Лучше иметь дело с ордой арабских шейхов, чем оправдываться перед бразильскими журналистами, почему сборная играет так, а не иначе. В Бразилии, говорят, можно собрать пять равноценных сборных, а уж футбольными аналитиками наша страна готова обеспечить вообще весь мир. Но, представьте, на старости лет я поверил, что действительно могу принести пользу.

— Журналисты вам сильно насолили?
— С ними ведь как — худой мир лучше доброй ссоры. Хочу дать всем тренерам совет: не ругайте журналистов, они делают свою работу, так же как тренеры и игроки свою.

— Чего не хватило бразильцам на последнем чемпионате мира?
— Многие мои игроки забыли, что звездность надо доказывать на поле, уважать соперников. Хотя я предупреждал перед четвертьфиналом с французами, что высокая самооценка не залог успеха. Я слишком положился на профессионализм своих подопечных, за что мы все и поплатились.

— Что скажете о принципах комплектования нынешней команды Дунгой?
— Я их не понимаю. В сборной слишком много случайных людей. В первую очередь я имею в виду Вагнера и Карвалью. Во многом выбор нынешнего тренерского штаба — конъюнктура. Хотя оценку решениям Дунги даст только мундиаль. Верю в победу Бразилии и не желаю никому своей участи — оправдывать неудачу.

— Вы говорили, что закончите карьеру на вершине, выиграв чемпионат мира. Значит, не планируете уходить на покой после сборной ЮАР?
— Напрасно вы нас недооцениваете (смеется). А может, мои подопечные позволят мне наконец-то уйти на покой? Хотя, если честно, никогда не гнушался отказаться от своих слов, если сказал что-то в горячке или для красного словца.

— К чему у вас лежит душа, кроме футбола?
— Когда-то хотел стать поэтом или художником. До сих пор работаю акварелью в свободное время. А вот стихи приходят все реже и реже. Потому молодежи и завидую — есть и время, и потенциал творить. Но я свой выбор сделал давно.

— А что же для вас футбол?
— Жизнь.

Источник: Спорт день за днем

Новости партнеров

Комментарии: